Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:03 

Орыч и Хич
Я что, серьезно забыл выложить сюда "Живого"? А, блин... Ладно, мой промах, признаю.
Хотя я вообще не уверен, что кто-то тут это читает. Хоть коменты оставляйте, что ли... Ок, поехали.

Название: Я живой
Автор: Shiro
Фэндом: Bleach
Основные персонажи:
Куросаки Ичиго, Гриммджоу Джагерджак
Пейринг: пока нет
Рейтинг: PG-13
Жанры: Фантастика, Экшн (action), AU... там еще что-нибудь добавится. Ну как обычно.
Предупреждения: OOC
Размер:
планируется Миди
Статус: В процессе
Дисклеймер: все Кубо
Описание: - Ты же всего лишь машина! Зачем изображать живого человека?
- Потому что я человек, - показалось, голос все такой же монотонный. - Легкие, сердце, мозг... Все это живое. Я - живой. Я не машина.
- Такого не бывает, - Гриммджо дергается, порываясь встать, но его за руку ухватывают металлические пальцы, мертвой хваткой удерживая запястье. - Отпусти, чертова железка!
- Я не машина!
Публикация на других ресурсах: Спросите
Примечания автора:
Вот такая джигурда ._. писаться будет медленно и со скрипом, так что многого сразу не ждите. Жанры, предупреждения, рейтинг и пейринги по ходу дела исправятся и добавятся.
И, да, я знаю, на что все это похоже.

1.
– Система «Хогиоку», как вы знаете, была запущена 97 лет назад, – Ичиго постарался зевнуть как можно незаметнее. – Ее создатель, Урахара Киске, к сожалению, не дожил до наших дней...
Чушь, – Хичиго фыркает. – Кстати, зайдем к нему сегодня?
Ичиго снова сцеживает зевок в кулак и честно старается не заснуть.
У нас встреча сегодня, забыл?
А, да, точно... Низкий приоритет, что поделать. Тогда завтра?
Куросаки моргает и трет левый глаз. Спать все равно хочется.
Погоди… ты поставил на задачу низкий приоритет? А если бы я забыл?
Ну, Король, не недооценивай меня. Ты слишком дергаешься по этому поводу, чтобы забыть.
Хватит меня Королем называть. Неужели так трудно обращаться по имени? Я же не зову тебя постоянно Холлоу…
Мне так больше нравится, напарник.
Перед глазами на секунду мелькает довольная ухмылка.
– Куросаки-кун, я вижу, вы хорошо знаете тему. Может быть, расскажете нам об андроидах?
– Конечно, сенсей, – остальные ученики вздыхают: этот преподаватель у них недавно, и еще не знает, что цепляться к Ичиго бесполезно. – Ничего, если я вкратце? Первые андроиды под «Хогиоку» появились около 70 лет назад с подачи все того же Урахары Киске. Они были достаточно массивны и использовались в основном на вредном производстве. Затем в течение полувека их конструкция развивалась, становясь меньше и легче. И лет так 20 назад нашла широкое применение в медицине – их стали использовать, как сиделок. К тому же, прогресс шагнул достаточно далеко, чтобы внешне они почти не отличались от человека. «Хогиоку» достаточно продвинутый ИИ, но полностью копировать поведение людей все равно не сможет. Думаю, из-за распыления ресурсов, ему просто не хватает мощности.
– Очень хорошо, Куросаки-кун. Итак, продолжим...
Зануда, – перед глазами мелькает мини-карикатурка на учителя.
Ничего, привыкнет.
Кстати, Король, ты бы ремни подтянул, а то с рукой периодически контакт теряется... Почему вообще не носить нормальную руку на постоянку? Ненавижу эту бесполезную железку.
Урок закончится, попрошу Чада помочь.

После школы Ичиго забегает домой переодеться - время позволяет. В одиночку возиться с креплениями протеза не слишком удобно, но он привык. Еще успевает перехватить пару бутербродов и предупредить сестер, что вернется поздно.

Гриммджо кидает недовольный взгляд на часы. Его новый напарник опаздывает уже на пять минут. Для жутко пунктуального в таких вопросах Джаггерджака это было все равно, что напрямую брошенный вызов. По нервам ползет глухое раздражение.
– Эй, привет. Это ты Гриммджо Джаггерджак? – перед ним стоит худой и угловатый подросток с яркими рыжими волосами, почти скрывающими тонкую белую полоску обруча, и немного нахмуренными, несмотря на дружелюбную улыбку, бровями. На подростке черные кеды, синие узкие джинсы, черная облегающая безрукавка с высоким воротом и коричневая кофта, чуть приспущенная с плеч. Рукава кофты закатаны и правая металлическая рука матово отблескивает в солнечном свете. Правое плечо скрывает рукав с тонкими ремнями, обхватывающими грудь и шею – довольно старый способ крепления протеза.
Гриммджо почти незаметно морщится. Машины он не любит даже в таком безобидном виде.
– Да, это я, – в голос прорывается глухое рычание.
– Я Куросаки Ичиго, – улыбка становится шире, исчезает хмурость. Паренек словно выглянувшее из-за тучи солнце.
Раздражение сменяется удивлением. Джаггерджака, конечно, предупредили, что его новый напарник молод... но настолько?
Улыбка рыжего слегка притушается, когда у него начинает звонить телефон.
– Ну сколько можно, Рукия? – знакомое имя, значит, это не розыгрыш. – Дошел я, дошел. Нашел его, успокойся... Ну, знаешь ли! Парк вообще-то не маленький!
Куросаки еще какое-то время переругивается с младшей Кучики, ответственной, если память не подводила Гриммджо, за стажеров из Каракуры. Судя по тону, они на короткой ноге.
Внимание привлекает механическое жужжание. Обычные люди его почти не слышат, а вот для чуткого слуха Пантеры – это только дополнительная причина ненависти к машинам. Мимо них проходит хрупкая девушка с тускло-медными волосами и тенями под глазами. Ее поддерживает медицинский андроид, одетый в белую форму.
По коже продирает стальной щеткой слишком пристального внимания к его персоне. Раздражение вспыхивает с новой силой.
– Хватит на меня пялиться! – рявкает Гриммджо.
– Прости, – рыжий отшатывается, тут же отводя взгляд.
Потом осторожно садится на другой край облюбованной Джаггерджаком скамейки.
– Можно спросить? – после недолгого молчания робко спрашивает он.
Шестой косится на него краем глаза. Рыжий подросток кажется ему слишком странным. На взгляд самого Гриммджо он еще мал для работы в Готее. Но мальчишку приставили к нему в качестве взломщика-координатора – значит, должен чего-то стоить.
Поэтому Джаггерджак благосклонно кивает:
– Спрашивай.
Ичиго подвигается к нему чуть ближе и тихо-тихо, так, что обычный человек точно не услышит, спрашивает:
– А правда, что всем Эспадам подсаживают гены животных?
Пантера хмыкает. Трудно назвать «подсаживанием» практически превращение в зверя, а потом медленное очеловечивание. И при этом Гриммджо один из немногих, кому повезло. У Ноиторы, например, шесть рук вместо привычных двух. Вообще, этой информации не должно быть даже в закрытом доступе. Но слухами, как говорится, земля полнится.
– Правда.
– А ты кто?
– Леопард. Шестой номер в Эспаде.
– Ого, – мальчишка уважительно присвистывает и косится с немым восхищением.
Еще бы, быть шестым дорогого стоит. И вот еще одна из причин, по которой он испытывает к машинам лютую ненависть. Они полностью противоположны. Хотя, конечно, главной и основной до сих пор является та, по которой весь его отряд однажды был перебит из-за этих бездушных тупых кусков металла, управляемых системой ИИ «Хогиоку».
– И ты правда ненавидишь любое проявление «Хогиоку»?
– Настырная мелочь, – Гриммджо недовольно фыркает, мальчишка уже слишком любопытен. – Ненавижу. И у меня для этого полно причин.
Взгляд против воли цепляется за правую руку рыжего. Куросаки, проследив за его взглядом, поспешно опускает рукав, скрывая блеск металла под плотной тканью, и дергает кофту, надевая ее нормально, скрывая чуть угловатые плечи.
– Не кипишуй, – усмехается шестой. – Почему, кстати, крепление такое старое?
– Ну, эта рука без наворотов. Рукия сказала, что мы сегодня должны просто познакомиться, поэтому я и не стал надевать рабочую. В бою, конечно, и эта сгодится, но если что-то взламывать, – рыжий чуть морщится, – вряд ли.
Джаггерджак качает головой. Они у него еще и разные.
Ичиго вдруг с опаской оглядывается, потом достает из кармана кофты помятую пачку сигарет и слегка встряхивает.
– Блин, последняя, – недовольный фырк, последняя сигарета тут же зажимается в зубах, а пустая пачка отправляется в ближайшую мусорку.
Вспыхивает огонек зажигалки, и тут же тянет горьковатым запахом табака и, совсем немного, вишни.
– Если тебе не нравится, я могу отойти подальше, – Куросаки косится на Пантеру настороженно, словно готов в любой момент отскочить как можно дальше.
– Пф! Сиди уж...
Куросаки улыбается краем рта, откидывается на спинку скамейки, глубоко, с чувством затягивается и выдыхает дым. Блаженно прикрывает глаза и все равно старается держать сигарету подальше от Пантеры.
– Слушай, Гриммджо, – спустя еще две затяжки. – У тебя есть планы на сегодня?
Джаггерджак задумывается, ощущая, как скользит по его лицу заинтересованный взгляд. Это не так сильно раздражает, потому что мальчишка наблюдает краем глаза. Шестой почти незаметно морщится. Планов, естественно, нет. И вообще у него недельный отдых после последнего задания.
– Если ты не занят, может, куда-нибудь сходим? Расскажешь о себе. Я пока не читал твое досье… Ты, я думаю, тоже пока не утруждал себя этим.
– Почему бы и нет, – Джаггерджак пожимает плечами.
Досье на мальца он действительно еще не читал – времени не было. Он проснулся-то всего за пару часов до встречи.

–…вот так я и оказался в Готей 13, – Ичиго улыбнулся, потягивая через трубочку молочно-клубничный коктейль.
Джаггерджак усмехнулся. Мальчишка хотел послушать про него, а в результате почти полчаса соловьем заливался про себя. Ну да Гриммджо был не против. Про себя он говорить не любил. Да и про что рассказывать? Про опыты, которые на нем ставили, сколько он себя помнил? Запретная тема. Он и на миссиях-то работает всего ничего – года три, не дольше. А вот про мальчишку слушать было интересно, не смотря на то, что работа координатора вовсе не такая опасная, как у оперативников.
– Слушай, Гриммджо, я могу попросить тебя об одной услуге?
– Какого рода услуге? – настороженно щурится Джаггерджак.
– Я хочу усовершенствовать боевой интерфейс. Поэтому хотел попросить тебя о спарринге, если ты не против…
– Боевой интерфейс? – шестой вопросительно вскидывает бровь. О таком он еще не слышал.
– Да. Такими пользуются оперативники Готей. Он устанавливается на протез и синхронизируется с обручем и мозгом. Помогает управляться с механическими конечностями в бою, – Ичиго смотрит чуть щурясь и хмурясь сильнее, чем раньше, выжидая реакцию на свои слова.
Ну, Король, не тормози, – скрипит в его голове Хичиго. – Вряд ли кошаку известно про это. Судя по его лицу, он обруч надевал хорошо если пару раз.
– И зачем этот интерфейс тебе, если ты координатор? Ты ведь все равно будешь сидеть в безопасности.
Куросаки вздыхает, опуская взгляд. Гриммджо не первый, кто спрашивает об этом.
– Я не только координатор, но еще и взломщик. Как известно, некоторые системы нельзя взломать удаленно, так что иногда мне все равно придется ходить с вами…
– Погоди. Ты сказал «с вами»? Кто эти «нами»? – шестой враждебно скалится. Он уже как-то отвык работать в команде.
– На первых порах – три, может, четыре задания – с нами еще будет Ренджи. А там уже если только операция потребует больших ресурсов.
– Я не работаю в паре, – раздраженное рычание.
– Мы и не работаем в паре, Джаггерджак, успокойся, – к ним подходит еще один мужчина в черной толстовке и черных же джинсах, с яркими красными волосами, стянутыми в высокий хвост.
– Какого хрена, Абарай? – Пантера уже не рычит, но все еще предупреждающе скалится и даже стоит, не желая смотреть на кого-либо снизу вверх. – И отойди от меня, это жужжание раздражает.
Ичиго уверен, что будь шестой в самом деле животным – большой дикой кошкой – то его хвост сейчас раздраженно мотался бы из стороны в сторону, а шерсть на загривке встала дыбом.
– Считай, что я его куратор, – Ренджи делает шаг назад и в сторону, становясь за спиной Куросаки и кладя ладонь на его плечо.
– Ренджи, – рыжий слегка дергает плечом, сбрасывая ладонь. – Зачем пришел? Я же сказал, что все нормально.
Гриммджо садится обратно, невольно отмечая, как мальчишка в присутствии готеевца мгновенно поменялся: стал собраннее, серьезнее, улыбка исчезла с лица, даже в глазах не осталось ни намека на веселость.
– Тц, – красноволосый убрал руки в карманы. – Приказ капитана Кучики.
– И почему же его курируешь ты? – в голосе Гриммджо все еще слышится раздраженное рычание. – Насколько я помню, каракурских курирует та мелкая… Рукия, кажется.
– Бьякуя, наверное, хочет после принятия забрать меня в свой отдел, – Ичиго вопросительно смотрит на Ренджи и получает в ответ кивок. – Так что, Гриммджо, ты согласен?
Джаггерджак не сразу вспоминает, что первоначальным предметом их разговора был спарринг. А вспомнив, неохотно кивает.
– Хорошо. Только почему со мной, а не с тем же Абараем?
– Все уловки Ренджи я и так уже знаю, – Куросаки ухмыляется – незнакомо, неправильно, неподходяще – и получает беззлобный тычок в плечо. – Чтобы драться с ним на равных хватает и нынешнего интерфейса. К тому же, ты совершенно новый для меня партнер. Это будет интересно, я считаю…
Гриммджо фыркает. Интересно, он считает. В любом случае, сейчас об этом думать не хочется. Хочется уже добраться до дома и лечь спать. Поэтому он встает и направляется к выходу из кафе.
– Эй, Гриммджо! – летит ему в след голос Ичиго. – Я зайду завтра после полудня, если ты не против. Надо будет настроить для тебя обруч…
Пантера делает неопределенный жест, даже не оборачиваясь, – мол, не против – поэтому не видит улыбку Ичиго. Зато ее видит Ренджи, занявший освободившееся место.
– Ты сегодня какой-то злой, – недовольно тянет оперативник.
– Я не злой, придурок, я на нервах, – буркает в ответ Куросаки. – К тому же, плохо сплю в последнее время.
– Почему? – Абарай недоуменно приподнимает бровь, но тут же насмешливо улыбается. – Или совесть нечиста?
– Да иди ты, Ренджи, – рыжий беззлобно пинает его под столом. – Я серьезно, а ты…
– Я тоже серьезно, – Ренджи перестает улыбаться и чуть наклоняется к подростку. – Ты в курсе, что завтра у нас миссия?
– В смысле, завтра миссия? – Ичиго вопросительно-непонимающе косится на него. – Хичи?
Сообщение пришло минут двадцать назад…
Ты сразу сказать не мог?
Ну прости, Король, вы так мило беседовали, что я не решился вас прервать.
– В прямом.
Рыжий прикрывает глаза и устало трет переносицу. Весь диалог между ним и Холлоу произошел за доли секунды, и Ренджи, естественно, о нем не знал.
– Что, Гриммджо тоже идет?
– Неа, – Абарай качает головой. – Он вчера вернулся с предыдущего, так что с ним задание выдадут не раньше, чем через неделю. Завтра я и Рукия. Оно легкое, просто чтобы ты и я вспомнили, как это – работать друг с другом. Рукия всего лишь подстрахует тебя.
– Хорошо. Я посмотрю детали дома, – Куросаки поднимается со своего места, достает из кармана карточку и проводит ей по небольшой пластине на краю стола, оплачивая заказ. – А с Гриммджо как-нибудь сам разберусь. Спасибо за подложенную свинью…
– Не я занимаюсь распределением миссий, ты же знаешь.
– Как будто до них не дойдут мои слова…
– Хех. Да уж, тут не поспоришь, Готей это тебе не хухры мухры.

2.
Утро для Гриммджо началось неожиданно рано. Точнее, это он считал, что сейчас рано, а на самом деле было ровно двенадцать часов дня.
В дверь снова настойчиво постучали.
– Кого еще там, блядь, принесло? – Джаггерджак неохотно выполз из-под теплого одеяла и натянул первые попавшиеся под руку джинсы, даже не потрудившись их застегнуть – внешний вид в таком состоянии его всегда мало волновал.
– Привет, Гриммджо, – на пороге стоит вчерашний рыжий мальчишка. – Я говорил, что приду настраивать тебе обруч, помнишь?
Да, точно, – вспоминает шестой, пропуская Ичиго в квартиру. – Но не в такую же чертову рань!
Куросаки проходит в гостиную и как-то до обидного привычно разгребает наваленную на кресло и диван одежду.
– Садись, – несильный толчок в плечо.
– Я жрать хочу, – недовольно огрызается Гриммджо, направляясь на кухню.
Ичиго страдальчески вздыхает, пристраивая небольшой рюкзак на кресле, снимая кофту и повязывая ее на пояс, и идет следом за Гриммджо.
Ты такой интересный, Король, – издевательски фыркает Хичиго. – Неужели ты и правда думал, что он уже не спит и готов к труду и обороне?
Заткнись, Хич. Если мы опоздаем к сбору, по голове нас не погладят. И так не успеем нормально настроить все сегодня.
Пантера совершенно не обращает внимания на постороннего в квартире, словно забыл о его существовании. Он стоит у старенькой газовой плиты и варит себе кофе, с удовольствием вдыхая терпко-горьковатый, с металлически-разогретой ноткой запах, который уже сам по себе бодрит.
Гриммджо снова тянет носом воздух, и в знакомый и привычный запах вплетается остро-цветочная незнакомая нить, заставляя недоуменно нахмуриться. Шестой оборачивается, меряет взглядом усевшегося на единственном табурете Куросаки, снова хмурится.
– Кофе убежит, – замечает ему Ичиго с почти незаметной улыбкой.
Джаггерджак отворачивается обратно к плите и широко, по-кошачьи зевает. Кофе у него еще ни разу не убегал. Поэтому можно задуматься над едой, над предательски сползающими джинсами, над тем, как провести день… хотя, с последним как раз все и так ясно. Как только рыжий уйдет, Пантера завалится обратно спать.
По позвоночнику вновь царапается неприятное чувство внимания к своей персоне. Не так сильно, как вчера, да и привыкаешь быстро, если нет враждебности. Это внимание изучающе-настороженное, словно от Гриммджо зависит что-то важное в жизни мальчишки.
Надо будет почитать потом, что они там по нему прислали, – рассеянно думает шестой, почти на автомате делая себе пару бутербродов: холодильник на удивление полный, а значит, пока он спал, опять приходила сердобольная Нелл.
– Так и будешь на меня пялиться? – сонно-добродушное ворчание.
Ичиго неопределенно пожимает плечами, отводя взгляд.
Когда бутерброды съедены, а кофе допит, Гриммджо снова принюхивается. Остро-цветочный запах определенно исходит от Куросаки. В нем чувствуется что-то еще, но что именно разобрать пока не удается. Джаггерджак недовольно хмурится, бесцеремонно подходя ближе к нему и наклоняясь, почти касаясь носом колючих рыжих прядей.
– Ты чего? – Ичиго настороженно замирает, косит на него карим глазом.
Цветы мешаются с пылью, озоном и совсем чуть-чуть табаком и машинным маслом.
– Не могу понять, чем от тебя пахнет…
– В смысле? – Куросаки оборачивается лицом к нему, смотрит непонимающе и все еще настороженно.
– Цветы, – неохотно поясняет шестой, отходя к дивану и укладываясь на него. – Что от меня требуется?
Рыжий хмурится, провожая его взглядом, потом достает из своего рюкзака планшет, обруч и какие-то тонкие, аккуратно смотанные провода. Гриммджо только сейчас замечает, что рука у него сегодня другая, и металлической она вовсе не выглядит. Даже жужжание почти не слышно. И обруч другой – широкий, тоже белый, но больше похожий на наушники, чем на стандартные тонкие полоски.
– Ничего особенного, – один из проводов разматывается и соединяет обруч с планшетом. – Просто будешь говорить, удобно тебе или нет.
Обруч плотно обхватывает голову Джаггерджака, впиваясь тонкими иголочками в виски. Потом ощутимо дергает слабым разрядом электричества, и шестой раздраженно шипит. Не то чтобы это было больно… просто неприятно. Перед глазами все расплывается, картинка становится нечеткой.
– Я ничего не вижу, – недовольное почти-рычание.
– Закрой глаза. Тебе это сейчас не нужно, – голос Ичиго звучит прямо в ушах, слишком громко и четко. Гриммджо непроизвольно морщится. – Очень громко? Так лучше? – его голос становится тише, и Пантера кивает. – Всего семнадцать процентов, – с каким-то разочарованием тянет Куросаки, – хотя, не думаю, что тебе потребуется больше.
– Ты о чем?
– Твоя синхронизация с обручем. Едва-едва переваливает минимальный порог.
– А у тебя сколько?
– У меня сто, мне по будущей профессии положено. У Ренджи вот семьдесят три, а у Рукии – восемьдесят девять процентов.
– И что? – в голосе все же появляются недовольные рычащие нотки. – Можно подумать, мне это надо.
– Да нет, не особенно. Для связи этого хватает, а остальное – уже моя работа, – неожиданно покладисто соглашается Ичиго. – Можешь открывать глаза.
Зрение вернулось в полной мере – картинка четкая и не расплывается, именно так, как и обычно.
– Как со зрением?
– Вернулось.
– Ну вот и чудно, – Ичиго переводит взгляд куда-то вверх-вправо и вдруг резко вскакивает, едва не уронив планшет. – Твою ж! Опаздываю! – он быстро сматывает провода, убирает все обратно в рюкзак и торопится в прихожую.
– Что случилось? – недоуменно приподнимает бровь шестой, не поднимаясь с дивана, но взглядом внимательно следя за мальчишкой. – И ты обруч забирать не собираешься?
– Миссия у меня сейчас, миссия! – как-то немного обреченно вскрикивает рыжий, поспешно завязывая шнурки на кроссовках. – А с обручем мы еще не закончили. Не вздумай с ним что-нибудь сделать! Я послезавтра зайду еще раз.
Куросаки резко подхватывает рюкзак, закидывает его на плечо и, скомкано попрощавшись, убегает.
Шестой недовольно морщится, стягивая обруч с головы, трет виски.
Гребанная железка…
Быстро умывшись, он все же идет обратно в спальню досыпать положенную норму.

Задание действительно легкое, но справляются они медленно. Потому что вначале Ренджи, не привыкший к командному тону в ушах, огрызается и пытается делать сам то, что должен делать Ичиго.
– Да уж… – тихо вздыхает оперативник. – Когда мы работали в последний раз? Год назад?
– На первом году старшей школы. Полтора года назад, – поправляет его Куросаки. – И сосредоточься, Ренджи, ты еще даже половину не прошел.
– Разве?
– Разве. В левом верхнему углу должен быть счетчик с кратким описанием текущей цели.
– Да, точно. Я и забыл, как ты любишь делить миссию на стадии и задачи.
– Еще скажи, что неудобно, – тут же недовольно заворчал Ичиго.
– Э… Нет, прости, – Ренджи качнул головой, тихонько улыбаясь. – Расположение панели неудобное, но так все очень хорошо. Ты улучшил ее, да? Раньше вроде просто счетчик был…
– Теперь все как в твоих любимых ММО. Ты вполне можешь перетащить панель, – ворчание сменилось на обычное спокойствие. – И там впереди еще два сигнала, я отметил их на карте.
– Да, спасибо…

– Фух! – оперативник устало стягивает обруч и чешет затылок. – Неужели закончили?
– Хорошо поработали, Ренджи, – к нему подходит Рукия и протягивает бутылку воды.
– А где Ичиго?
Кучики махает рукой в сторону фургона. В открытую дверь кузова видно, что Куросаки сидит неподвижно, смотря прямо перед собой пустым взглядом и иногда чуть покачивая головой. От его обруча к руке-протезу тянется несколько проводов, а сама правая рука по-механически медленно-рвано сгибается и разгибается, слегка дергаются механические пальцы, почти не отличимые от настоящих, то открываются, то закрываются наружные панели, прокручиваются составные части. Иногда там внутри что-то искрит, и Ичиго дергается, недовольно морщится, подстраивает вручную и вновь оставляет процесс автоматике.
– Настраивается, – тихо бормочет Абарай. – Иногда мне кажется, что он андроид.
– Типун тебе на язык, Ренджи, – фыркает на друга Рукия. – Андроид не может быть настолько по-человечески непредсказуемым.
– Ну, мне вот, чтобы настроиться, приходится идти к механику. К тому же никогда не знаешь, как далеко шагнет техника в следующем году…
– Сказала же, не каркай! – девушка дает другу подзатыльник и укоряющее смотрит.
– Ауч! Больно же! – Ренджи трет затылок, немного недовольно щурясь на Кучики. – Ладно, ладно, я понял. Молчу.

Гриммджо просыпается только поздним вечером. Потягивается всем телом, зевает, словно действительно огромная кошка, переворачивается на живот. Жмурится на заходящее солнце в окне, мажущее комнату в красно-рыжие цвета, и покрепче обнимает подушку. Вставать не хочется.
На полу у кровати внезапно начинает дребезжать вибрацией телефон. Джаггерджак недовольно фыркает, свешиваясь с кровати и рассматривая номер. Как и ожидалось, Нелл.
– Доброе утро, Гриммджо, – голос в трубке кажется совсем детским для его обладательницы.
– Утро? – хмыкает шестой. – Вроде вечер уже. Или я что-то пропустил?
– Ну, уж кому, как не мне, знать твой распорядок дня вне миссий, – девушка смеется. – Полагаю, еду в холодильнике ты уже нашел?
– Ага. Спасибо…
– Не за что, Гриммджо. Я зайду завтра днем, приготовлю что-нибудь существенное, а то ты опять одними бутербродами питаться будешь. Заодно уберусь немного. Слышала, к тебе прикрепили взломщика-координатора?
– Да. Совсем пацан еще, ему лет семнадцать-восемнадцать… Приходил сегодня, заставил меня обруч надеть, – Гриммджо недовольно морщится. – Странный он.
– Ну, уж если ты говоришь, что он странный, значит, действительно так и есть, – Нелл тихо хихикает. – Ой, ладно, мне бежать пора. До завтра, Гриммджо. И не ложись слишком поздно.
– Конечно, мамочка…

3.
Как оказывается из распечатки (самая настоящая бумага! Не поленились! Впрочем, все прекрасно знают, что электронное письмо до Гриммджо может просто не дойти в силу нелюбви Пантеры к высокой технике), Ичиго действительно прикреплен к шестому в качестве испытательного срока. Мол, уж если с Джаггерджаком сработается, то остальные ему будут нипочем. Послужной список, не такой уж и длинный, к слову, Гриммджо со спокойной совестью пропускает – все это вчера (или уже позавчера?) ему рассказал сам Куросаки.
– Испытательный срок, значит… – задумчиво тянет Пантера, растягиваясь на диване во все свои почти метр девяносто. Настроения чем-то заниматься у него не было.
Когда он там снова прийти угрожал? Завтра? – Джаггерджак глянул на часы. Оказалось, что уже перевалило за полночь. – Сегодня, если быть точным… или все же завтра?
Шестой серьезно задумался. Он как-то слегка пропустил мимо ушей, что именно сказал по этому поводу Ичиго.
Ичиго… Клубника… Пф! – Пантера не сдержался и фыркнул вслух, прикрывая глаза, вспоминая запах нового напарника. – Повезло же ему с родителями, я смотрю… Что там про семью говорилось? Отец и две младшие сестры? Мать погибла при невыясненных обстоятельствах? Мда… по обычным человеческим меркам ему явно нелегко приходится.
Гриммджо нахмурился. Этот немного незнакомый цветочный запах слегка настораживал его, но, в целом, казался лишь резковатым, не более. Запах озона и машинного масла остается на людях, если они возятся с техникой. С разного рода протезами и андроидами, если быть точным. Запах пыли тоже немного настораживал. Так пахнут вытащенные вдруг на свет давно позабытые вещи, но никак не люди.
Джаггерджак глубоко вздыхает. Чувствительного обоняния вновь касается немного странный запах мальчишки. Словно он все еще здесь. Пантера оглядывается в поисках источника запаха и замечает на кресле рядом кофту Ичиго.
Вот ведь ворона, – весело хмыкает шестой. – Надо убрать туда, где я ее потом найду. Иначе Нелл уберет так, что кофта пропишется здесь на постоянку…
Пантера потягивается всем телом, кости отзываются тихим хрустом – залежался в одной позе-то. Задумался. Слишком надолго по меркам самого Джаггерджака. Значить это могло лишь одно – мальчишка здорово заинтересовал его.
Сегодня? Или все-таки завтра? – без особого энтузиазма опять попытался вспомнить Гриммджо, да так и задремал за ленивым течением мыслей.

– Грим… – будит шестого легкий толчок в плечо. – Гриммджо…
Он пару секунд сонно взирает на склонившуюся над ним Нелл.
– Что? – голос у Пантеры со сна немного хриплый и рычания в нем гораздо больше обычного.
– Может, отдашь мне кофту, я уберу…
Гриммджо с легким удивлением смотрит на лежащую под щекой кофту Ичиго. До него медленно доходит причина, по которой во сне его везде преследовал смутный образ рыжеволосого взломщика. Хотя сейчас кофта больше пахнет самим Джаггерджаком, запах Ичиго на ней уже почти не чувствуется.
– Убери на видное место, – он приподнимает голову, позволяя Нелл забрать кофту. – Это не моя, и было бы неплохо все же вернуть ее законному владельцу.
– Хорошо, – девушка кивает, аккуратно складывая кофту, и кладет ее на кресло. – Тогда я оставлю ее тут. Завтрак готов, если хочешь есть.
– А сколько времени?
– Второй час, – Нелл кидает короткий взгляд на часы на запястье. – Ноитора передает тебе жаркий и пламенный. Улькиорра просил поторопиться с отчетом... Хм... Ничего не забыла? – девушка задумчиво чешет макушку. – Ямми я не видела, Аарониеро и Зоммари на задании, Заэль опять заперся в лабораториях, жаркий и пламенный от Ноиторы передала, просьбу от Улькиорры тоже, Тиа на реабилитации, Баррагану от тебя ничего не надо, Койот спал, когда я к нему заходила...
– Погоди, погоди, – прерывает ее словоизлияния шестой. – Халлибел на реабилитации? Что случилось с нашей знойной блонди?
– Ммм... Заэль сказал, нервы расшатались. Ты знаешь, с ее-то девочками – я даже не удивлена.
– Ну, если так, тогда ладно.

Red Pineapple 13:10 : Следующее задание через четыре дня.
Kuro 13:10 : Долго… :(
Red Pineapple 13:11 : Я не понял, ты жалуешься, что ли? А кто мне про учебу заливал, а? Про то, что он пропускает слишком много занятий?
Kuro 13:12 : Ничего ты не понимаешь, Ренджи! Весна же сейчас! Во мне, может, жажда деятельности проснулась! :D
Red Pineapple 13:12 : Март в тебе не проснулся? ;)
Kuro 13:13 : Так вроде конец апреля…
Kuro 13:13 : Или ты про что?
Red Pineapple 13:13 : Забей)
Kuro 13:13 : Не, не! Говори давай!
Red Pineapple 13:14 : Чувство юмора у тебя напрочь отсутствует, вот что. :D
Kuro 13:14 : Зато не плоское. }:->
Red Pineapple 13:14 : У меня не плоское чувство юмора!!! >:(
Kuro 13:14 : Ну, не знаю… Все говорят, что шуточки у тебя либо плоские, либо бородатые…
Red Pineapple 13:15 : КАКОГО ХРЕНА?!?!?! Кто – все?! Узнаю, на суши порежу!!! >:(
Kuro 13:15 : Не хочу называть пальцы и тыкать именами…
Red Pineapple 13:16 : Колись! Или я упрошу Хисаги подсадить тебе вирус. }:->
Kuro 13:17 : У Шухея кишка тонка подсадить мне вирус, с которым бы я не справился. И он знает, что в ответ огребет в свою систему такую заковыристую заразу, что вы ее потом всем Готеем выкорчевывать будете. }:->
Red Pineapple 13:17 : В Гнездо за такое загреметь не боишься?
Kuro 13:18 : Будто ты меня не знаешь.
Red Pineapple 13:18 : Нет обвинений – нет приговора. И все же, как у тебя получается так мастерски шифроваться?
Kuro 13:18 : Профессиональный секрет, Ренджи ;D

Гриммджо вновь будит стук в дверь. Правда, в этот раз к нему добавляется мелодичная трель лежащего на столе обруча.
– Почему ты приходишь, когда я сплю? – недовольно интересуется Пантера, пока Ичиго возится с проводами.
– Скорее это мне надо спросить, почему ты спишь в такое время… – фыркает на него Куросаки. – Вот, одевай.
Джаггерджак недовольно вздыхает, но послушно надевает обруч. Зрение снова размыто, и в дополнение в этот раз окружающие звуки приглушены.
– Эта штука меня нервирует. Я из-за нее ничего не вижу и не слышу.
– Сейчас подкручу… – голос взломщика по-прежнему слышится прямо в ушах. – Похоже, некоторые настройки слетели до стандартных. Ты не ронял его?
Резкость зрения постепенно возвращается, но звуки все еще приглушены.
– Я – нет. Нелл могла случайно… Она вчера приходила.
– Да, я заметил, что стало чище. Ладно, если на первом же задании не угробишь, подберем тебе что-нибудь более подходящее. Может, если постараться, даже синхронизацию увеличим…
– Не нужна мне синхронизация с этой штукой, – недовольное рычание.
Ичиго молчит. Зато слух тоже начинает постепенно возвращаться.
– У тебя очень сдвинутые характеристики, по сравнению с обычным человеком, – наконец тихо ворчит Куросаки. – Надо было свои взять, а не стандартные. Слушай, Гриммджо, я вот все спросить хотел. А у тебя тоже глаза в темноте светятся, как у кошек? Или Ренджи мне безбожно наврал?
– Не знаю, я не проверял… Говорят, что светятся.
– Надо будет проверить… А сейчас посмотри на меня и расскажи, что ты видишь.
Гриммджо послушно повернул голову и посмотрел на Ичиго. Ничего необычного он не увидел, разве что… кресло, на котором сидит взломщик, покрылось тонкой, почти невидной белесой паутиной.
– Ничего особенного не вижу. Ну… кресло если только.
– Покрылось паутиной?
– Да.
– Это нормально. Сейчас он завершит сканирование пространства и в… правом… или левом? Короче, в каком-то из нижних углов должна появиться мини-карта. А в правом верхнем – часы и дата. Все это переставляется и убирается, нужно только зацепиться взглядом и медленно его перевести туда, куда надо.
Гриммджо переводит взгляд вправо-вверх, там действительно часы и сегодняшняя дата. Оказывается, он проспал почти до трех часов. Карта обнаруживается в правом нижнем углу. Больше ничего особенного он не видит.
– Ты говорил что-то про более подходящий… разве его не придется снова настраивать?
– Настройки без особых матов переносятся с обруча на обруч. В новом лишь подкрутить кое-что надо будет. Ну, и заново растащить панели интерфейса, как тебе нужно.
– И что, обычные люди пользуются обручем исключительно из-за карты и часов? – недовольный фырк.
– Как тебе сказать… – Ичиго задумчиво отводит взгляд, пытаясь подобрать сравнение. – А! Точно! Еще до Хогиоку мобильные телефоны были несколько более навороченными… В общем-то, обручи просто пришли им на замену, вернув первоначальное назначение. Хотя большинство все равно ими редко пользуется. Кстати, Хогиоку обеспечивает подключение к сети в довольно большом радиусе, так что обруч – еще и отличное средство слежения, если знать, куда и как лезть. Можно увидеть все, что видит другой человек в обруче. Я, например, так сейчас и настраивал тебе зрение.
– Получается, Готей так следит за всеми? Пф, тогда я лучше выкину эту хрень, – Джаггерджак уже тянется к обручу, но его запястье оказывается в капкане металлических пальцев.
– Даже не думай! И успокойся, я сейчас как раз ставлю защиту. Не без гордости могу сказать, что мою защиту еще ни один умелец не сломал. Так что никто, ну разве что кроме меня, за тобой следить не будет.
Он отпускает руку Джаггерджака, и тот недовольно морщится, потирая запястье, его совршенно не обрадовало ощущение холодного металла на коже. Спустя несколько минут, что они проводят в молчании, Ичиго вдруг поднимает голову, уставившись в пустоту. В карих радужках голубоватые отблески, он совершенно не двигается и, такое чувство, даже не дышит.
– Да, точно, – вдруг кивает Куросаки.
Он отцепляет провод от планшета и цепляет к своему обручу.
– Теперь не дергайся.
Виски тут же начинает колоть, нервы неприятно дергает электричеством, а где-то в затылке появляется постепенно усиливающаяся ноющая боль. Гриммджо тихо шипит, но старается не шевелиться, только недовольно скалится и сжимает кулаки. Когда боль становится почти невыносимой, она вдруг исчезает, а Куросаки устало откидывается на спинку кресла, отцепляя провод.
– Закончил, неужели… – он трет переносицу, прикрыв глаза, и кидает внимательный взгляд на шестого.
Гриммджо садится, поспешно стягивая обруч, с силой сжимает виски и резко выдыхает.
– Адский пиздец какой-то. На кой черт вообще нужна эта шайтан-машина? Я и без нее раньше прекрасно обходился.
– Я уверен, на первом же задании ты оценишь преимущества обруча, – улыбается взломщик.
– Это вряд ли, – ворчит Пантера.
Ичиго собирает провода и планшет, его взгляд цепляется за кофту.
– Надо же… А я был уверен, что посеял ее на задании. Ну, мне же лучше. Кстати, Ренджи сказал, следующая миссия будет дня через три, так что до этого времени я тебя вряд ли еще побеспокою, – он подхватывает кофту и рюкзак. – Ну, пока.
Джаггерджак только фыркает ему вслед.

4.
– Эй, кошак! Поднимайся!
Гриммджо ворчит нечто неразборчивое, покрепче обнимает подушку, глубже зарываясь в нее лицом. Потом до него доходит, что в его квартире посторонний.
От неминуемого знакомства собственной челюсти с кулаком Джагерджака Ренджи спасает целых два чуда: первое – боевой интерфейс, второе – Пантера все еще спит, и реакция у него замедленная, по сравнению с обычной. Если бы не это, лежать бы сейчас лейтенанту и приходить в себя после неслабого удара.
– Какого хрена?! – Гриммджо, наконец, соизволяет открыть глаза и посмотреть на неожиданного визитера. – А, это ты, Абарай… чего приперся?
– А где предложение кофе гостю? – обиженно в шутку бурчит Ренджи.
– От своего "предложения кофе гостю" ты только что благополучно увернулся.
Гриммджо заматывается в одеяло так, что видно только глаза и несколько прядей ядрено-голубой челки. В квартире довольно прохладно, видимо и так на ладан дышавший обогреватель окончательно сломался ночью.
Абарай фыркает.
– Одевайся, животное. Сейчас мы идем за Ичиго, потом нас подбирают и доставляют к месту начала. Инструктаж получишь по дороге на миссию. Да не тормози, иначе не успеем.
Шестой бурчит что-то неразборчиво-нецензурное, провожая его далеким от благожелательности взглядом. Впрочем, врагами их назвать трудно, как трудно назвать закадычными друзьями. Просто Ренджи три года назад (по глупости или доброте душевной неизвестно) взялся помогать ему более-менее адаптироваться в обществе вообще и в Готей-13 в частности, и Пантера банально по гроб жизни ему за это благодарен. Поэтому Абараю разрешены мелкие вольности в общении, за которые любого другого в лучшем случае ждет пара ударов по особенно чувствительным и хрупким частям тела. В том числе, пока что ему прощаются подобные ранние побудки. Ну, разве что от последствий рефлексов, приобретенных за годы, проведенные в лабораториях, никто не застрахован.
Гриммджо наспех заталкивает в себя завтрак и давится растворимым кофе, параллельно одеваясь. Он не совсем понимает, зачем им идти за рыжим недоразумением и почему не встретиться непосредственно на месте, как это обычно бывает.
Идут они, к огромному удивлению Пантеры, в самую обыкновенную старшую школу. Судя по потоку, выходящему из ворот, занятия только что закончились.
Сам Куросаки идет в компании здоровенного смуглого парня совершенно неяпонской внешности. Здоровяк мало походит на ученика, но наличие на нем такой же серой формы, как у Ичиго, указывает обратное.
– О, прости, Чад, – взломщик широко улыбается. – За мной уже пришли. До встречи!
Чад молча кивает в ответ, а Ичиго подходит к ним. Гриммджо на мгновение кажется, что Куросаки-школьник и Куросаки-взломщик абсолютно разные люди, настолько кардинально различие между улыбкой и хмуростью.
– Вы пришли слишком рано, Ренджи. Могли и дома меня подождать.
– Что, даже не поздороваешься? – хмыкает Абарай.
– Я тебя утром видел, – пожимает плечами Ичиго. – Пойдемте, нечего здесь торчать, я и так привлекаю много внимания, а уж в компании с вами обоими рискую снова нарваться на драку…
– Не понимаю, зачем тебе вообще заканчивать школу, – Ренджи неприязненно покосился в сторону здания школы. – Давно бы уже мог официально работать, а не заниматься "диагностикой и настройкой ботов" в каком-то второсортном торговом центре…
Джагерджак навострил уши. Значит, мальчишка кроме обучения и работы на полставки в Готей, имеет еще и вполне цивильную работу.
– Я вообще-то планировал еще и университет закончить, – взломщик смерил красноволосого оперативника нечитаемым взглядом.
– Это-то тебе зачем?!
– Ренджи! Для меня мир не сошелся клином на Готей-13 и боевых миссиях, как для тебя! И я был бы просто счастлив умереть от старости в кругу семьи, а не от шального заряда на задании!
– Странное желание для того, кто уже работает в Готей, – фыркнул Гриммджо.
Куросаки тут же незнакомо зло ощерился и зашипел, словно рассерженный кот:
– Еще ты мне расскажи, как я должен жить и что я должен делать!
Шестой инстинктивно оскалил клыки в ответ и зашипел не хуже рыжего взломщика, хотя больше всего тянуло рассмеяться от того, как ситуация выглядела со стороны. Пантера нисколько не сомневался, что они сейчас похожи на не поделивших территорию котов.
– Эй, эй! – между ними встал Ренджи. – Не ссорьтесь, у нас еще миссия сегодня.
– О, точно, – Куросаки мгновенно переключается и смотрит на часы. – Проклятье, если не потороплюсь, не успею нормально сменить руку.
Минут через десять бега по улицам Каракуры, троица оказывается около дома с вывеской "Частная мастерская Куросаки".
– Подождешь? – Куросаки смотрит на Гриммджо немного неуверенно. – Не думаю, что тебе будет приятно смотреть, как я меняю руку...
Абарай хмыкает:
– Я помогу.
Гриммджо недовольно косится на него. Машины вызывают у него злость и отвращение, но оставлять своего взломщика наедине с готейцем отчего-то не хочется.
– Ничего, я посмотрю, – в голос все равно прорывается недовольное рычание.
Ичиго слегка ежится и пожимает плечами.
– Пойдемте тогда.
Рыжий завел их в мастерскую и указал шестому на кресло в углу.
– Я сбегаю переоденусь, ладно?
Джагерджак с интересом осмотрелся, стараясь не принюхиваться. Хотя здесь даже обычный человек учуял бы запах машинного масла, смазки и прочего, прилагающегося обычно к мастерским. В противоположном от кресла углу была навалена куча какого-то металлического хлама, а над ней висело несколько конечностей-протезов. Рядом с кучей стоял ярко освещенный стол, над ним висело несколько полок, заваленных так же разным хламом, и щит с инструментами. Другая стена была вся заставлена шкафами.
Вернувшийся Ичиго подошел к одному из них и набрал какой-то код на панели. Дверца шкафа открылась, и наружу выехала пластина с подставкой. На подставке оказалась рука с матово-бежеватым покрытием.
– О, ты уже вернулся, Ичиго! – в мастерскую заглянул встрепанный небритый субъект лет сорока. – О! И Ренджи здесь! Не поможешь мне перетащить кое-что, Ренджи?
– Конечно, Куросаки-сан, – Абарай слегка побледнел и, кажется, приготовился идти на каторгу.
Мужчина бросил на взломщика серьезный взгляд и неожиданно рявкнул:
– Ужин ровно в семь! Только попробуй опоздать!
Ичиго лишь фыркнул на него и принялся разгребать свободное место на столе. И почти инстинктивно подхватил едва не упавшую вещь.
– Оу… Чуть все не испоганил, надо же, – подросток с облегчением вздохнул, покачивая на пальце искусственной руки вещь, больше всего похожую на наушники. – И кто додумался положить его с краю? И вообще, почему он оказался на столе? Я ведь оставил его на полке… В любом случае, – он аккуратно положил протез на стол и стянул с головы тонкую полоску обруча, тут же заменив его широкой. – Запуск.
Обруч несколько раз мигнул. Куросаки нахмурился – судя по всему, ему не понравилось то, что он увидел. По его телу вдруг прошла крупная дрожь, глаза удивленно-испуганно распахнулись, левая рука дрогнула в попытке подняться, но его вновь всего перетряхнуло, как от удара током. Гриммджо инстинктивно вскочил, в один прыжок оказался рядом, содрал обруч с его головы, отбросив куда-то в сторону, и едва успел подхватить Ичиго. Куросаки почти неслышно ругнулся, цепляясь за шею Пантеры, а потом, словно осознав что-то, оттолкнул его и оперся о стол, тяжело дыша.
– Что это было? – недовольное рычание.
– Ничего особенного. Просто кое-кто опять покопался в настройках, – злой прищур глаз.
Ичиго обводит внимательным взглядом мастерскую, останавливаясь на куче хлама в углу. Его губы растягиваются в хищном оскале.
Куросаки подается к Гриммджо, вновь обнимает его рукой за шею, заставляя наклониться, и тихо шепчет на ухо:
– Помоги мне поймать его, – теплое дыхание и почти касающиеся уха мягкие губы заставляют промаршировать вдоль позвоночника стаю мурашек.
Потом отстраняется – Джаггерджак чувствует, как острые рыжие прядки скользнули по коже, сегодня они пахнут клубникой – и идет к куче хлама. Присев рядом, он начинает ворошить ее. В следующий момент рефлексы срабатывают быстрее, чем сам шестой это осознает – он оказывается почти на другом конце мастерской, а в руках у него верещит и извивается детская игрушка в виде львенка.
– Ого, вот это скорость, – Ичиго восхищенно присвистывает.
– Что это? – Гриммджо перехватывает игрушку удобнее, едва спасая пальцы от неигрушечно-острых зубов.
– Это Кон. Разрешаю сдавить его посильнее. Можешь даже сломать, я не против. Все равно он бракованный.
– К-к-к-как это сломать?! – львенок замирает. – Ты чего это, Ичиго, я же всего лишь пошутил! Неужели ты обиделся?
– Твои шуточки когда-нибудь спалят мне мозг, – шипит рыжий, выхватывая игрушку у Пантеры и встряхивая ее.
– Я же не виноват, что ты оставляешь свой обруч где попало! – в верещании Кона слышна почти истерика, шестой недовольно трет ухо. – И вообще это не я! Меня подставили!
– Куросаки, заткни этого чертового кролика Роджера, или я точно его сломаю.
– Ломай его полностью, – и снова эта его несвоя злая ухмылка.
Гриммджо хмыкает, забирая притихшего в ужасе львенка, без усилий отрывает игрушке голову, бросает на пол и опускает на нее тяжелый ботинок. Он не любит машины. Ни в каком виде.
– Вот поэтому я переодеваю руку дома, а не на месте, – Ичиго качает головой и, подобрав отброшенный обруч, возвращается обратно к рабочему столу. – И что еще за "кролик Роджер"?
– Да так... Фильмец один когда-то был. "Кто подставил кролика Роджера" назывался.
Куросаки минут пять возится с обручем и вновь цепляет его на голову. Обруч несколько раз мигает, заставляя Пантеру вновь насторожиться, но в этот раз все нормально.
Рука встает на место с едва слышным щелчком. Слышится тихое гудение, под кожей почти незаметно в ярком свете проступают тонкие светящиеся дорожки, идущие от места разъема до позвоночника.
– Система? – Ичиго смотрит в пустоту перед собой, и Гриммджо замечает отблески квадратных рамок в карей радужке.
Куросаки удовлетворенно улыбается, сгибает и разгибает руку, сжимает кулак. Линии под кожей гаснут. Шестой моргает. Если бы не его острое зрение, он бы подумал, что это родная рука рыжего – настолько идеально подогнан протез. Конечно, Джаггерджак уже видел его раньше, но тогда он был в полусонном состоянии и мало обращал внимания на окружающих.
– Вы уже закончили, Ичиго? – в мастерской снова появляется Ренджи и тут же спотыкается о раздавленную игрушку. – А? Это что, Кон? Что он натворил в этот раз?
– Ничего особенного, – взломщик едва зубами только не скрипит от злости. – Всего лишь покопался в настройках обруча, и меня приложило нехилым зарядом при включении.
Абарай хмурится.
– Ты сможешь работать?
– За кого ты меня принимаешь, Ренджи?! – Гриммджо удивленно моргает. Ему показалось, или голос Ичиго изменился? Стал ниже, и в нем как будто… появилось эхо.
Шестой смотрит на взломщика чуть щурясь. Ощущение такое же, как во время той небольшой ссоры у школы, только сильнее. Снова хочется оскалиться и зашипеть, только вот Джагерджак прекрасно понимает, что сейчас он на чужой территории и показывать зубы не самая лучшая идея.
– Тише, тише, – Ренджи поднимает руки, вроде как пытаясь успокоить рыжего. – Если все в порядке, то уже пора бы идти, иначе опоздаем. Машина уже ждет.

– Гриммджо, одевай обруч, скоро будем на месте, – отблески рамок в глазах Ичиго гаснут.
Джагерджак секунд десять осознает, о чем именно ему только что сказали. Ренджи смотрит на них с ожиданием и интересом.
– Ты забыл про него, верно? – Куросаки, к большому удивлению, не выглядит расстроенным или разочарованным. Даже не злится. Зато вытаскивает из своего рюкзака другой обруч. – Так и думал. Вот, надень сегодня этот.
Пантера недовольно морщится, одевая обруч.
– Разве его не нужно настраивать?
– Я говорил в прошлый раз, что настройки с помощью шаманства, прямых рук и такой-то матери вполне переносятся с обруча на обруч. Поэтому в тот раз скопировал твои настройки и сделал еще один, – взломщик едва заметно улыбается.
– А мне отказался в прошлый раз запасной делать, – несколько обиженно бурчит Ренджи.
– Во-первых, я с тобой не работаю, Ренджи. Во-вторых, у тебя нет такой стойкой неприязни к современной технике. Если хочешь запасной обруч, обратись в девятый. В любом случае, ты так и не рассказал еще, в чем заключается сегодняшняя миссия.
– Да, точно, – Абарай кивает и выводит на один из экранов в машине несколько изображений и карту. – Мы нашли логово "Призраков". По имеющимся данным, это одно из тех, где может быть установлен сервер.
– Значит, оно хорошо защищено, – Ичиго водит ладонью перед собой, работая с лишь одному ему видимыми окнами. – Похоже, там есть подземный ход.
– Да, мы нашли один из черных выходов в канализации. Я пойду оттуда. Джагерджак будет продвигаться по верху. Предположительно в здании и под ним есть несколько серверных, но в какой из них главный сервер неизвестно.
На карте подсвечиваются желтым несколько квадратов-секторов.
– Живое сопротивление ожидается здесь и здесь, – два квадрата засветились красным. – В остальном – боты-охранники.
Три желтых квадрата на карте вдруг гаснут.
– Ичиго?
Взломщик выглядит отстраненным, словно его мысли и чувства где-то далеко. И голос ровный, спокойный, словно он… андроид. Гриммджо весь передергивается и встряхивается, покрепче сжимая рукоять пистолета.
– Я пойду с Гриммджо. Потом останусь здесь, – один из оставшихся желтых квадратов меняет цвет на голубой. Затем на достаточно извилистых полосах-коридорах в некоторых местах появляются красные линии. – Здесь летают охранные дроны. Те, которые я увидел. Вероятность наличия не увиденных мной дронов – 93,7%. Мне придется подключиться напрямую к обручу Гриммджо. Подземные этажи покрыты стандартной изоляцией. Я не смогу вести Ренджи везде, связь будет плохая. Хм? Стационарные турели, – на карте подземных этажей в нескольких поворотах загораются красные пятна. – Армейский спаренный "Ураган". Реагирует на тепловое излучение в радиусе ста метров от себя. Вероятность пройти мимо без повреждений – 3,47%. Обходной путь… – Ичиго чуть наклоняет голову к правому плечу. – План составлен, принимай, Ренджи.
– Служил бы в Готей на постоянку – цены б не было, – тихонько бурчит красноволосый оперативник.
– Только попробуй провалить хоть один пункт моего идеального плана, – Куросаки хмурится, глядя на него.
– Что еще за идеальный план, в котором есть пункт "Действовать по обстоятельствам"?
– Он потому и идеален, что учитывает стопроцентную вероятность срабатывания законов Мерфи! "Если что-то может пойти не по плану, оно точно пойдет не по плану". А пункт "Действовать по обстоятельствам" как раз об этом "не по плану" и говорит.
– Ладно, ладно, убедил.

5.
Первые шаги миссии проходят четко по составленному плану. Ренджи без особого труда продвигается по подземным этажам к единственному из оставшихся там желтых секторов. Гриммджо и Ичиго не менее уверенно идут к голубому. Пока не начинаются проблемы.
Ренджи едва успевает проскочить под опускающейся дверью.
– Пронесло, надо же… Ичиго!
– Я видел, – незамедлительно отзывается Куросаки, хоть его голос и искажен помехами. – Продолжай идти по плану. Как только доберусь до серверной, постараюсь что-нибудь сделать.
Абарай кивает, потом спохватывается, что взломщик его не видит, потом лишь тяжко вздыхает, ведь Ичиго наверняка давно уже взломал здесь все, что можно и нельзя и, скорее всего, прекрасно все видел не только через обруч.

Гриммджо и Ичиго же, к большому удивлению, почти без особых проблем добрались до первого пункта назначения.
В серверной оказался лишь один андроид-охранник, и тот был подключен к одному из компьютеров, так что не имел возможности выполнять свою основную функцию.
– Напрягает, – недовольно ворчит Гриммджо.
– Что именно? – тут же отзывается Ичиго, подключая свой обруч к компьютеру.
– Слишком тихо.
Куросаки пожимает плечами. Он знает, что шестой прав. Так же, как знает, что неприятности начнутся позже. Потому что вместо ожидаемой серверной им попался наблюдательный пост с пустым сервером-обманкой. С одной стороны это хорошо, потому что так Ичиго будет легче вести Ренджи. С другой стороны, ничего важного здесь нет.
– Гриммджо, иди дальше, как запланировано.
Джаггерджак рыкает нечто малоцензурное, выражающее протест к командованию собой, но все же выходит из комнаты и идет дальше по коридору. Он проходит несколько поворотов, прежде чем с ним связывается Ичиго.
– Эй, Гриммджо, поаккуратнее там, – голос Куросаки звучит как будто в ушах. Кажется, что он стоит прямо за спиной.
– Что опять?
– Комната слева – три объекта.
Шестой раздраженно осматривает стену коридора, но не видит даже намека на дверь.
– Нет слева комнаты.
– Ну, тем хуже для тебя, потому что на самом деле она там есть.
– Ты бы его послушал, Гриммджо, – голос Ренджи шипит от помех, внизу связь плохая. – У Ичиго системы получше, чем у Готея. Да и шутить на задании он не станет.
– Ладно, ладно. Не шипи только.
Джаггерджак прислушивается – ничего. Значит, андроиды. Чуть щурится, внимательнее всматриваясь в стену. Скорее всего, комнату замуровали, поместив туда андроидов. Точно, на уровне колен едва видная полоса лазера датчика. Стоит ее пересечь и андроиды активируются.
– Вот ведь, а… – недовольно бурчит Пантера, осторожно перешагивая луч.
– Дальше есть еще один, – насмешливо хмыкает Ичиго.
– Какого хрена, Куросаки? – низко рычит Гриммджо. – Ты знал про датчик!
– Вот это голос! – восхищенный присвист. – Не знал, что ты так умеешь. Меня аж дрожь пробрала...
– Кур-р-росаки!
– Порычи еще, киса, – мальчишка, похоже, откровенно ловит кайф, выводя Джаггерджака из себя. Даже его голос снова неуловимо меняется и в нем появляется подвывающее эхо.
Шестой срывается на злое рычание, но тут же обрывает себя, поняв, что Ичиго только этого и добивается. Он осторожно подныривает под луч второго датчика, расположенный на высоте груди.
– Ну же, киса, не разочаровывай ме… – голос Куросаки обрывается, и Гриммджо настороженно замирает.
До него доносится отдаленное, но быстро приближающееся гудение.
– Грим, вниз, – что-то в голосе Ичиго заставляет послушаться и нырнуть вниз, практически ложась на пол.
Над его головой с гудением проносится простенький охранный дрон, сканируя пространство вокруг себя и лишь чудом не захватывая в сферу Пантеру. Повисев секунду в противоположном конце коридора, дрон вновь проносится над Джаггерджаком и исчезает за поворотом.
Куросаки едва слышно ругается – эхо из его голоса исчезло – и недовольно фыркает.
– Оставайся на месте. Погоди секунду… Ренджи, что там у тебя?
– 13, – голос Абарая звучит чище, словно он поднялся выше. – Твои коды не работают.
– Черт! Так и знал, что она какую-нибудь подляну выкинет.
– Что значит "13"? – интересуется шестой.
– Стадия, на которой я завис. Ичиго любит делить операцию на стадии. Но для тебя сделал исключение, потому что это первая совместная миссия.
– Ничего, я тебе потом про это расскажу, – на этот раз голос Ичиго слышится не в ушах, а откуда-то сбоку. – Но такая система требует высокой синхронизации с обручем, которой у тебя нет.
Куросаки появляется из того же коридора, откуда пришел Гриммджо.
– А теперь иди сюда, – рыжий манит его пальцем. – Встань вот здесь и постарайся не делать резких движений.
Шестой встал, где попросили. Сам Ичиго встал на его место. Вдалеке вновь послышалось гудение. Куросаки низко пригнулся, напряженно всматриваясь в коридор и ожидая дрон. Тот не замедлил появиться, и, когда он подлетел достаточно близко, рыжий взломщик непонятным образом извернулся, чудом попав в дыру в сканируемой зоне, и вцепился правой рукой в днище бота, заставив его замереть на месте. Дрон загудел громче, но потом вдруг затих и с грохотом упал бы, лиши его Ичиго поддержки в виде себя.
– Тяжелый, гад... – недовольно поморщился Куросаки, снимая нижнюю крышку и начиная копаться в электронных внутренностях. – Но... Ага! Ренджи, новые коды.
– Есть. Сработало.
– Отлично, – Куросаки поднялся, взяв дрон за край полости. – Эту игрушку я заберу на память. А ты продолжай в том же духе, Гриммджо.
Ичиго улыбнулся и хлопнул шестого по плечу, удаляясь в обратном направлении, но тут же был перехвачен и прижат к стене.
– Это было не смешно, придурок, – тихо прорычал Гриммджо, смотря ему в глаза. – Лучше не выводи меня на задании.
– Иначе что? – подросток совершенно не сопротивлялся, не отводя спокойного взгляда, и Джаггерджак чувствовал, что и сам постепенно успокаивается.
– Мне и без тебя неплохо работалось, – Пантера слегка ударил его о стену, словно закрепляя свои слова, и отпустил.
То, что для Ичиго работа с ним была, фактически, аттестацией он узнал, прочитав все же присланное личное дело. И если шестой заявит, что ему и без Куросаки неплохо, то мальчишка вылетит из Готей, как пробка из бутылки, лишившись вместе с этим и лицензии на программное обслуживание андроидов.
– Какие мы злые… – пробормотал Ичиго, отлипая от стены и отправляясь обратно в свой импровизированный командный центр.
Гриммджо лишь фыркнул, направляясь дальше, вглядываясь в полумрак коридора. Цель была уже близко.

После второй проверенной Гриммджо серверной, они шли уже все вместе. Оставалась лишь одна. Живое сопротивление было уничтожено, а андроидов и дроны большей частью отключил Ичиго.
Куросаки, чем ближе они подходили к последней комнате, тем больше хмурился. Он чувствовал подвох, но не мог четко обосновать свои подозрения. Хичиго тоже недовольно ворчал, едва ли не мелкой гребенкой прочесывая все доступные им сети и диапазоны. Однако ничего не было. Было только смутное чувство, что они где-то просели, упустили что-то важное.
Впереди недовольно заворчал Гриммджо.
– В чем дело, Джаггерджак? – Ренджи тут же притормозил.
– Не знаю… просто чую что-то неладное.
– Ичиго?
– Ничего, – взломщик отрицательно качнул головой, но как-то неуверенно. – Хичиго?
Я не могу просветить эту серверную…
Хочешь сказать, она с покрытием?
И гораздо более серьезным, чем в подвалах.
– Гриммджо, притормози.
Джаггерджак остановился и обернулся к взломщику.
– Что такое? – Ренджи тоже встал.
Куросаки неуверенно отвел взгляд и вздохнул.
– Я не знаю, что в последней серверной…
– Предположения?
– Никаких, – Ичиго отрицательно качнул головой. – Информации тоже никакой нет. Хотя, я могу отправить туда дрона.
– Джаггерджак, – Ренджи повернулся к шестому, – чуешь что-нибудь? Кроме абстрактного "неладно".
Гриммджо пожал плечами.
– Ничего. Машины, разве что. Но они как раз там, куда нам надо.
– Ичиго, пошли туда дрон.
Взломщик кивнул. По его обручу тут же прошла цепочка мигающих огней, Куросаки повел ладонью, словно сдвигал что-то. Минуту спустя послышалось гудение приближающегося дрона. Пантера недовольно поморщился.
Дрон пролетел мимо них и отправился дальше, прямиком в нужную комнату. Дверь оказалась открыта, что насторожило и Ичиго, и Абарая, которому на обруч так же передавалась картинка с камеры дрона. В комнате было темно, так что Куросаки пришлось завести дрон внутрь и переключиться на ночное видение. Увиденное заставило его широко раскрыть глаза в удивлении и ужасе.
– Твою мать… – выдохнул Ренджи.

@темы: Блич, Фанфик, Хич

URL
Комментарии
2014-11-13 в 05:40 

VanillaLatte
Интересно, буду ждать продолжения.

   

Свалка

главная