Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:32 

Орыч и Хич
Название: Поворот событий
Автор: Shiro
Фэндом: Bleach
Пейринг:
местами Гриммджо/Ичиго
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Экшн (action), Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание: Иногда события поворачивают в другую сторону, и твой бой может стать чужим.
Посвящение: Автору заявки
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.
Примечания автора: Изначально писалось на вот эту заявку: ficbook.net/requests/11122
Однако, как говорится, "Остапа понесло", так что пейринга, как такового, не получилось. Нет, он там есть, безусловно, я его туда все же попытался впихнуть... Возможно, местами это будет выглядеть неуместно и нелепо, но я честно попытался. В общем-то, из-за этого я и не добавляю фик, как исполнение заявки.
Сразу говорю, что я больше внимания уделил Ичиго, как арранкару, а не как пустому. Но, может быть, когда-нибудь я чуть более подробно разовью эту тему. Когда у меня будет настроение "kill them all".
Дальше. Чисто так, на заметку. Половина диалогов с корнем безжалостно выдрана из манги. Поэтому, кому-то может показаться, что ООСа в фике особенно нет... может быть... но я все равно поставил, потому что он все равно там есть)
И еще один момент. По своей сути фик закончен, но. Так как концовка относительно открытая, то читатели (ололо) могут поныть о продолжении) но, если честно, я не представляю, о чем там можно писать дальше.

Пролог. Начало.
– Мама?
Рыжеволосый мальчик лет семи оглядывается и пытается понять, что такое тяжелое его придавило.
– Мама... – он начинает хныкать, почувствовав боль. – Мамочка... Мне больно... И страшно... – хныканье превращается в тихий плач, почти не слышный за шумом дождя, но и он быстро стихает.
Заполошно бьющееся в детской груди сердце делает последний судорожный толчок и замирает.
– Масаки! О, Боже!.. – рядом с ними прямо на сырую землю падает мужчина, безбожно пачкая грязью белый медицинский халат. – Масаки! – он переворачивает тело женщины, такой же рыжеволосой, как и мальчик. – Ичиго! Ичиго, малыш... Нет... Как такое могло произойти... Это я виноват, Масаки, Ичиго... Простите меня...
Он не видит почти прозрачный детский силуэт рядом, хотя, тот, кажется, отчаянно пытается дозваться до него.

Похороны спустя неделю проходят почти незаметно. Кроме мужчины и двух маленьких девочек больше никого нет. На следующий день, правда, свежую могилу навещают еще двое - высокий мужчина с пепельными волосами и в очках и черноволосый мальчик.

Рыжеволосый семилетний мальчишка сидит на берегу реки и рассеяно теребит огрызок цепи, идущий из груди. У него ободраны колени, а весь левый бок залит кровью. На этом берегу он умер. Этот берег он не может покинуть. Ему остается лишь наблюдать. За идущими людьми, за едущими машинами, за плывущими по небу облаками, за закатами и рассветами.
С его смерти прошел уже месяц. Попытки докричаться до идущих мимо людей он оставил спустя неделю. Сейчас пришла апатия, осознание, что его прежняя жизнь закончилась.
Кусок цепи от непрестанного теребления осыпается и становится все короче, пока от нее не остается лишь жалкий огрызок последнего звена, едва держащийся на железной пластинке. Да и сама пластинка постепенно отстает от груди, открывая круглое отверстие, заполненное чернотой. Мальчику больно от этого, но он лишь хмурится и кусает губы – он пообещал себе в тот день, что больше никогда не заплачет, как бы больно и страшно ему не было.
Он уже привыкает к ноющей, как больной зуб, боли, когда пластинка окончательно отстает и с тихим звоном осыпается пылью. Маленькое тельце тут же скручивает приступом боли, изо рта, из носа и глаз выплескивается белая тягучая масса, покрывая лицо, шею, плечи, переходя на тело, почти мгновенно застывая костяными наростами-чешуей. Новоявленный пустой воет от боли и скручивающего внутренности голода.
Превращение как раз завершается, когда на берегу появляется мужчина в странной черной одежде с мечом наголо.
– Вот ведь бестия! Как я тебя сразу-то не заметил?
Мужчина делает резкий взмах, рассчитывая покончить с пустым одним ударом, но тот дергается, и меч лишь задевает плечо, с легкостью разрубая костяные пластины. Пустой рычит от боли, но понимает, что сейчас ему не справиться. И хоть остальные инстинкты орут, что этого странного человека можно и нужно съесть, инстинкт самосохранения оказывается сильнее, и пустой прячется, уходит в Уэко Мундо.

Пустой... нет, Ичиго. Он с трудом, но вспоминает собственное имя, лежа на белом песке вечной пустыни. Имя и образ женщины. У нее рыжие волосы и добрая улыбка. Она иногда приходит к нему во сне, улыбается и гладит по голове. Она не боится его. Она не похожа на пустого. Она кажется родной и далекой, словно они были когда-то очень близки, но потом вдруг разбежались.
Ичиго вздыхает и поднимается. Его необъяснимо тянет под землю, в лес меносов. Он надеется, что там будет кто-нибудь посильнее той несуразной мелочи, которой ему приходилось питаться в последнее время.
В месте, куда его тянет, уже полно других пустых. Таких же, как он, выбравших питание за счет своих собратьев. Пока они лишь присматриваются друг к другу, настороженно держатся подальше. Но в какой-то момент один из них набрасывается на другого, и начинается свалка. Все против всех. И Ичиго тоже участвует. Глаза ему застилает голод, а разум туманит от запаха горькой терпкой крови.
Когда все заканчивается, Ичиго осознает себя в новом статусе – теперь он Менос Гранде. Его тело стало длинным и неуклюжим, движения замедлились, а все, на что способно его горло это воющий крик. С такими способностями действительно только другими меносами и питаться.
Так и живет дальше, питаясь меносами и изредка неосторожными молодыми адъюкасами. Пока сам не становится одним из них. Ящерообразный, с длинным хвостом и маской, похожей на оскаленный череп. Другие пустые вновь боятся его, потому что он пожирает их без какой-либо жалости, стремясь стать сильнее и вернуть еще частичку воспоминаний. А еще, потому что он избегает новоявленного Владыку Уэко Мундо. Говорит, что не хочет кому-либо подчиняться. Что он сам себе царь и бог. Другие молча с ним соглашаются, но противоречить Владыке в открытую не решаются.
А Айзен Соуске тихо бесится, сидя в Лас Ночес. Когда-то адъюкас уже стал Васто Лордом и продолжал набирать силу. Ему бы пригодился в армии кто-то подобный. Но пустой был неуловим, и ни один арранкар, посланный на его поиски, не вернулся.

1. Скалы. Первая встреча.
Гриммджо недовольно зарычал на очередной порез и стряхнул с руки лед. Шинигами подоспели очень не вовремя, но ярость от того, что все его франсьоны убиты, придает сил.
– Вам нужно что-то посерьезнее, чтобы убить меня, шинигами, – хмыкнул Джагерджак.
– Шихоку Тайхо!
– Рычи, Хайнеко!
Шестой отмахнулся от красного луча, напоминающего серо, а пыль и так не причиняла ему вреда, раздражала только. Хоть сколько-нибудь серьезным противником был для него белобрысый пацан в статусе капитана, постоянно пытающийся его заморозить. С другой девчонкой, тоже снежной, он разделался сразу, только почувствовав исчезновение реацу Ди Роя. И еще одна, странноватая, но слабая, драку с которой как раз и не дали закончить.
Гриммджо уже собрался атаковать, как пространство под ними исказилось, и все четверо провалились в Уэко Мундо.

Ичиго неспешно прогуливается по пескам. Он вполне доволен жизнью, от него наконец-то отстал Айзен, и он лишь несколько минут назад съел нескольких особенно наглых адъюкасов. А еще сегодня к нему во сне вновь приходила мать. Она ласково улыбалась, расчесывала ему волосы и что-то рассказывала.
Ичиго вздохнул и прищурился на вечный месяц в черных небесах Уэко. Пора было возвращаться. Однако, у Судьбы, похоже, были другие планы на него.

Гриммджо, будучи по натуре своей котом, как и подобает всякому уважающему себя представителю кошачьих, приземлился на все четыре конечности. А вот троим шинигами повезло меньше, и они в данный момент валялись в отключке.
– Интересные нынче осадки в Уэко Мундо, – проскрипели рядом и Джагерджак мгновенно развернулся. – Видимо стоит сказать за это спасибо Айзену.
Стоящий рядом пустой (в том, что перед ним именно пустой, Секста не сомневался ни мгновения – вряд ли у кого-то еще в теле бывают посторонние отверстия) выглядел несколько странно. Белоснежная кожа, исчерченная черными линиями на груди и руках, черные рваные хакама с белыми вставками и черная же накидка с капюшоном и белыми узорами, повторяющими те, что были на коже. Маска – хищно скалящийся череп – пересечена двумя вертикальными черными полосами и покрывает всю голову, но из-под нее спутанной волной до пояса опускается пыльно-рыжая грива, правый рог весь в трещинах и выщерблинах, желтые глаза в узких прорезях маски настороженные, но пока не враждебные и где-то в их глубине светится сытое довольство. Вместо правой руки ниже локтя узкий прямой клинок, формой похожий на катану. Внешность подходила под описание Васто Лорда, за которым безуспешно гонялся их Владыка вот уже полгода. А еще Джагерджак почти не чувствовал его реацу, что тоже казалось странным и сильно настораживало.
– Судя по одежде, ты один из прихвостней Айзена, я прав?
– Я ему не прихвостень, – фыркнул Гриммджо. – Я сам себе Король.
– О, Король, – понятливо, но с долей насмешки покивал пустой. – И где твои подчиненные тогда?
– Убиты. Вот этими шинигамскими ублюдками, – он кивнул в сторону троих шинигами.
– Ясно, ясно... Тебя, я вижу, тоже потрепать успели.
– Не твое дело, – огрызнулся Джагерджак.
– Не мое, так не мое, – безразлично пожал плечами пустой, развернулся и уже собрался уходить.
– Эй! Как тебя зовут хоть?
– Ичиго. А ты?
– Гриммджо Джагерджак, Секста Эспада.
– Секста Эспада? Это что, типа титул какой-то?
– Это значит, что я шестой по силе в элитной десятке.
– Шестой... Пф, слабак.
– Чего сказал?!
– Чего слышал!
Гриммджо зарычал от злости и бросился на пустого, но тот с легкостью увернулся.
– Ну, ну, ты не в том состоянии, чтобы нападать на меня.
– Что, испугался? – насмешливо фыркнул Секста.
– Думай, что хочешь, – то же безразличие, и вновь лишь спина.
Ичиго удаляется неспешно, словно Джагерджак совершенно не угроза для него. Хотя шестой и сам понимает, что сейчас он не ровня Васто Лорду даже в ресурекшене. Хотя, если он перейдет в ресурекшен, то это будет означать, что он признал в Ичиго равного, а этого очень не хочется. В то же время добраться до Лас Ночес он сейчас тоже не в состоянии, да что там, он вообще крайне смутно представляет, в какой части пустыни находится.
– Ичиго!
– Ну что еще? – пустой останавливается и разворачивается.
– Тут поблизости есть какое-нибудь... ну, укрытие, что ли... Мне бы отлежаться...
– Укрытие? Хм... – пустой наклоняет голову к плечу, смотрит задумчиво, потом вздыхает. – Ладно, так и быть, сделаю тебе одолжение. Пойдем со мной, тут недалеко есть пещера.
Гриммджо засовывает подальше желание огрызнуться и спешит следом за Васто Лордом. Ему действительно не помешает отлежаться.

Ичиго поглядывает на голубоволосого парня, плетущегося следом. Гриммджо Джагерджак, Секста Эспада – так он представился. Конечно, Ичиго слышал про Эспаду, но не более. Может, даже видел кого-то из них однажды. Но ему было все равно. К Айзену он идти не собирался и уж тем более не собирался становиться частью его армии. Ему было глубоко фиолетово на войну шинигами и арранкар. Однако, когда это несуразное нечто упало к его ногам, ему вдруг стало интересно. Раньше он не видел арранкар так близко. И не думал, что они настолько похожи на людей. Вид портили разве что осколок маски и дыра, чаще спрятанная под одеждой. Хотя, Гриммджо вот, например, свою напоказ выставлял, мол, любуйтесь. Хотя на что там любоваться? Разве что на просвечивающий сквозь нее пейзаж.
Арранкар довольно ощутимо потрепан – все тело у него в мелких порезах, одежда изорвана, через весь торс по диагонали идет длинная кровоточащая рана. Впрочем, эта рана – единственное более-менее серьезное повреждение. Так что процесс выздоровления вряд ли займет много времени.
Родная пещера встретила Ичиго тишиной и затхлым воздухом. Он не был здесь уже несколько дней. Или недель. Он редко задумывался над течением времени здесь, где была вечная ночь с вечным полумесяцем в черном небе без единой звезды. Пустой даже не представлял, сколько лет ему сейчас должно быть. Радовало то, что он вообще сохранил свою личность и некоторые воспоминания.
Пара высоких камней у стены, выступ и вот он уже около забитого мусором отверстия. Если выгрести все это, то воздух станет посвежее.
– Располагайся где-нибудь... Не думаю, что сюда кто-то сунется в ближайшее время.
– А ты неплохо устроился, – Гриммджо с удобством ложится на шкурах, сваленных у стены.
– Мне тоже бывает нужно где-то отлежаться. Но вообще я здесь живу... жил. Пока тебя не притащил. Я, конечно, понимаю, что домашние животные это хорошо, но не таких размеров. К тому же я понятия не имею, чем питаются арранкар.
– Я тебе не домашнее животное, – рычит Джагерджак.
– Действительно... Ты слишком норовист, тебя бы долго приручать пришлось, а у меня нет желания тратить на тебя нервные клетки. Они, говорят, не восстанавливаются.
– Маленький рыжий тролль.
Ичиго оглядывает себя со всех сторон.
– Не такой уж и маленький. Да и на тролля вроде не похож... Хотя, если честно, вообще понятия не имею, как они выглядят.
– Хорошо. Рогатая насмешливая скотина тебя больше устроит?
– Это ты меня сейчас так заковыристо козлом назвал? – пустой обиженно отворачивается. – Ну и ладно. Валяйся тут. А у меня еще дела есть.
Васто Лорд еще раз обиженно фыркает и уходит, пока Джагерджак не ляпнул еще чего-нибудь. А то действительно обидит, и силу свою под контролем держать будет трудно. Придавит еще ненароком... Не хочется, чтобы было как со Старрком. Потому что дел у него, конечно, никаких не было. Да и откуда? После смерти он всегда был один, никто у него ничего не просил, никому от него ничего не было надо. Куча свободного времени, убиваемого в основном на размышления. Бесполезные и ненужные, надо сказать, размышления.
Он устраивается на камне неподалеку от входа, кутается в свою накидку и хмуро смотрит в пустыню. В бытность свою адъюкасом он иногда впадал в такое состояние спячки, что несколько раз едва не стоило ему жизни. Но сейчас его мало кто беспокоит, напротив, его боятся и обходят десятой дорогой. Поэтому Ичиго не беспокоится. Он лишь надеется, что Секста не полезет выяснять отношения.

По ощущениям Гриммджо прошло уже несколько дней. Пустой, как ушел, так и не появлялся, хотя отголоски его реацу постоянно ощущаются где-то рядом. Джагерджак за это время полностью восстановился, так что решил, что нет больше смысла сидеть здесь и ждать "у моря погоды".
Однако, выйдя из пещеры он застал престранную картину: Васто Лорд, совершенно неподвижно сидящий на камне, и нарезающий рядом круги адъюкас, похожий на велоцераптора.
Заметив Гриммджо, адъюкас неприязненно зарычал, но держался на расстоянии. Куросаки по-прежнему никак не реагировал.
– Ты еще что за крендель? – недовольно поинтересовался Секста.
– Моя добыча, – зашипел адъюкас.
– Я не про добычу тебя спросил, – фыркнул Джагерджак. – Я тебя спрашиваю, какого хрена ты здесь забыл?
– Охотится он на меня, видишь? – ответил вместо адъюкаса Ичиго. – Жрать хочет. Из молодых, видать... А ну стой, зараза! – Васто Лорд спрыгнул с камня и поймал улепетывающего велоцераптора за хвост.
Тот попытался отбиться когтями и зубами, но не учел, что у Васто Лорда броня явно покрепче будет. Оглушив жертву, Ичиго так же за хвост потащил ее в сторону пещеры.
– Ну вот, будет теперь, что есть... Если хочешь, могу поделиться. Хотя, тут и мне на один укус...
– Нет, спасибо, – Гриммджо отвернулся. – Я уже ухожу.
– О, какая печаль, – немного насмешливо протянул пустой. – Хотя вали. Вряд ли мы еще встретимся в скором времени. Лас Ночес в той стороне, – он махнул куда-то вправо и скрылся в пещере.
Секста подумал, что действительно вряд ли встретятся. Учитывая, с каким энтузиазмом Ичиго прятался от Айзена.

– Так, говоришь, видел его... – Айзен задумчиво прикрыл глаза. – К северу отсюда... Там мы еще не были. Барраган, что на севере?
– Скалы и Старый город, – недовольно отозвался Сегунда.
– Может он прятаться там?
– Он где угодно теперь прятаться может, – устало вздохнул Гриммджо. – Я ведь видел, где он обитает. Да и сам он сказал, что сменит место.
– Тем не менее, это уже зацепка, – Соуске кивнул своим мыслям. – Что ж, за такие вести я прощаю тебе твою самовольную вылазку в мир живых. Можете расходиться, моя дорогая Эспада. Позже мы составим поисковую группу, и я позову вас еще раз. До этого будьте любезны никуда не уходить, – он с намеком посмотрел на Нноитору и Гриммджо. – Улькиорра, задержись.

В поисковую группу вошли Ямми, как яркий образчик грубой силы, Гриммджо, как уже выходивший на контакт, и Улькиорра, как главный надсмотрщик и, пожалуй, самый адекватный из всей Эспады.
Джаггерджак, на дух эту парочку не переносивший сначала стал возникать, но Владыка его быстро утихомирил, так что теперь все трое неуклонно приближались к конечной точке путешествия – области, охарактеризованной Барраганом, как Скалы. И если им повезет, то Куросаки все еще где-то здесь.

2. Скалы. Старый город.
Ичиго вздохнул и тихо выбрался из очередной занятой пещеры.
– Что ж делать, хм...
Он уже собрался пойти к Старому городу, как почувствовал на окраине Скал реацу Гриммджо и еще двоих неизвестных. После недолгих раздумий любопытство все же взяло верх, и он, получше скрыв собственную реацу, отправился посмотреть на незваных гостей и на представление, которое непременно случится, ведь к источнику такой сильную рейреку обязательно слетится какая-нибудь шушера, жаждущая легкой наживы.
– Ты уверен, что он был именно здесь? – из брошенной Васто Лордом пещеры вышел бледный тощий субъект с обломком маски на голове и тонкими полосками, идущими от нижнего века вниз, словно дорожки слез.
– Я же сказал, что он теперь где угодно может быть, – огрызнулся на него идущий следом Гриммджо.
– Ты сможешь узнать его по реацу?
– Смогу. И по внешности. Но его хрен учуешь за всей той шушерой, что собралась вокруг. Да и вряд ли он здесь.
Бледный субъект огляделся по сторонам, после чего безэмоционально приказал:
– Ямми, разберись с мелочью. Мы с Гриммджо пойдем дальше. Если мои расчеты верны, он не мог не заинтересоваться.
– Хах! Мне этих карапузов на один укус, – фыркнул громила с доп. челюстью.
Ичиго покачал головой. Бледный оказался прав, вот только исходя из чего он делал эти свои "расчеты"? Не по рассказу же Джаггерджака.
– Мы зря теряем время здесь, Улькиорра, – Гриммджо, явно недовольный сотрудничеством с собратом, повертел головой, словно принюхиваясь.
Васто Лорд тихо зашипел на подбирающегося к нему мелкого пустого. Тот испуганно отпрянул, но уходить не спешил. Пришлось раскрыть свое присутствие арранкар.
Улькиорра замер и стал оглядываться вокруг, ища источник вспыхнувшей на мгновение сильной реацу.
– Гриммджо?
– Это он. Точно. Но я не успел его засечь... и похоже сегодня мы уйдем ни с чем.
Улькиорра никак не выразил свое недовольство, лишь проводил взглядом пролетевшего мимо мелкого пустого.
Ичиго потянул носом воздух, принюхиваясь к реацу здоровяка. Из этих троих она была самой сильной и яркой, а потому вполне закономерно вызывала тянущее чувство голода внутри дыры. Так заманчиво, что он еле сдерживался. Инстинкт Пустого требовал поглотить эту силу, присоединив ее к своей и так немалой.
– Чего мы ждем, Шиффер? – недовольно зарычал Гриммджо, уворачиваясь от очередного пустого, прилетевшего в их сторону.
Улькиорра снова огляделся по сторонам.
– Возможно, реацу Ямми привлечет его снова, – после недолгого молчания все же ответил он.
Ичиго усмехнулся. В наличии мозгов этому бледному заморышу точно не откажешь, и его догадливость уже начинала порядком настораживать. Поэтому он решил не оправдать его ожиданий. Медленно и осторожно спустившись с вершины скалы, он размытой тенью скользнул между серыми камнями и отправился в сторону Старого города.

Как только Риэлго распугал собравшихся пустых, Улькиорра вздохнул, прикрыв глаза. Искомый Васто Лорд так и не появился, хотя какое-то время Шиффер еще ощущал неподалеку отголоски той вспышки. Либо реацу Ямми его не заинтересовала, как надеялся Кватро, либо он умнее, чем представляется. И хотя Айзен послал их всего лишь поговорить, Улькиорра вовсе не исключал, что им придется применить силу, чтобы Васто Лорд их выслушал.
– Нужно идти дальше.
– Может, в Старый город двинем? – Гриммджо потянулся всем телом, словно кот. Хотя, он и есть кот.
Леопард или ягуар, Улькиорра затруднялся точно сказать. Для ягуара он был слишком худым, а леопарду не соответствовала форма головы, поэтому для себя Кватро решил считать его чем-то средним. На льва или тигра он не тянул размером.
– Почему?
– Что "почему"? – не понял Джагерджак.
– Почему Старый город?
Секста несколько смущенно почесал затылок.
– Не знаю... Просто чутье.
Шиффер смерил Сексту безразличным взглядом, и тот поежился, а потом недовольно фыркнул, отворачиваясь.
– Хорошо. Я доверюсь твоему чутью в этот раз. Мы пойдем в Старый город.

Старый город встретил троих арранкар тишиной белых полуразрушенных стен и парой проскользнувших где-то в конце улицы адъюкасов. Никто из ныне живущих пустых не знал, кто, когда и зачем построил этот город. Так же, как и дворец Лас Ночес, где обитал до своего становления арранкаром Король Уэко Мундо. Айзен лишь отреставрировал его и восстановил былое величие.
Гриммджо досадливо пнул попавший под ноги камешек. Тот со стуком врезался в ближайшую стену и отскочил на небольшой бархан белого песка. В доме, в который врезался камешек, кто-то полузадушено всхлипнул, что-то коротко прошуршало и вновь все стихло. Проблема была в том, что по приходу в город чутье Сексты замолчало и больше не подавало признаков жизни. Знакомая реацу не чувствовалась, только пара десятков не самых сильных адъюкасов.
Улькиорра медленно шел впереди, казалось, его нисколько не волновало, что Секста вдруг уступил ему место ведущего, хотя где-то там далеко в своем сознании он и отметил это. Редкие обитатели Старого города не спешили показываться им на глаза, предпочитая прятаться во все еще уцелевших домах, которых было каждый третий на улице. Ямми ворчал что-то о том, что все это ему надоело и он хочет уже наконец подраться с кем-нибудь. Джагерджак странно притих, хотя обычно тоже достаточно громко выражал любые свои чувства. В дали между домов мелькнуло что-то черное, но Шиффер не успел толком рассмотреть. Зато Гриммджо вдруг встрепенулся и бросился в ту сторону. Кватро тихо вздохнул, прикрывая ненадолго глаза, и, неторопясь, последовал за ним.
Джагерджак почти мгновенно затерялся в лабиринте узких белых улиц. В мелькнувшем черном силуэте он признал Ичиго, и теперь, вновь ведомый собственным звериным чутьем, следовал за ним. Черный плащ Куросаки, словно в насмешку, то мелькал впереди, то исчезал. Лишь тонкая дорожка реацу вела Джагерджака дальше. Васто Лорд играл с ним, проверяя, насколько хватит его терпения, как долго у Сексты будет хватать нервов преследовать его. Улицы смотрели на Гриммджо одинаковыми темными провалами стен и окон. Они будто бы поддерживали игру Ичиго, и Джагерджаку казалось, что он бегает по кругу, давно уже потеряв след. Только все больше отдалявшиеся от него реацу Улькиорры и Ямми говорили об обратном. Васто Лорд словно специально уводил его подальше.
Силуэт впереди замер, и Гриммджо тоже остановился. Потом сделал пару шагов. Потом еще несколько. Наконец между ними осталось не больше пары метров.
– Что тебе нужно? – Ичиго не обернулся, но его голос вновь заставил Сексту настороженно замереть.
– Поговорить? – Джагерджак немного щурится, словно недовольный кот.
– О чем?
– Почему ты не присоединишься к Айзену?
– А смысл? – пустой наконец обернулся, но в прорезях маски не было знакомых желтых пятен глаз, словно он отказывался смотреть. Гриммджо впервые пожалел, что маска пустого – сплошная неподвижная кость, по которой нельзя прочитать ни одной эмоции.
– Смысл?
– Ну да, смысл, Гриммджо. Такая штука, которая дает тебе силы существовать и развиваться дальше. Заводить знакомства, друзей, врагов и прочая. Смысл от этой войны. Кучка придурков воюет между собой, а вы – точно такое же пушечное мясо, как и рядовые шинигами.
– Мне все равно, пока я могу убивать их и становиться сильнее, – Джагерджак раздраженно зарычал.
Ичиго возвел очи долу, насколько это выражение вообще применимо к пустому. Точнее, просто непонятно повел головой.
– Ну и убивай себе дальше. Меня-то на кой во все это ввязывать? И вообще. Только я, значит, обрадовался, что Айзен наконец-то от меня отстал... и тут буквально мне на голову сваливается кое-чья наглая голубоволосая тушка! Какие-то высшие силы явно недолюбливают меня... И знаешь что? Меня достало все это! – в прорезях маски вспыхнули яростным желтым светом глаза. – Айзен хочет, чтобы я к нему присоединился? Отлично! Хочет сделать из меня арранкара? Еще лучше! Хоть лицо свое вспомню. Пошли! – он ухватил Джагерджака за заднюю часть ворота куртки и потащил в ту сторону, где чувствовалась реацу Улькиорры, тихо бормоча под нос: – Я ему устрою бойню... Я ему покажу, что значит война, в которой участвуют пустые... И пусть мне хоть только слово вякнет поперек!..
Совершенно охреневший Гриммджо даже не сопротивлялся, пока его тащили за шкирку к Кватро и из этого состояния его вывел только хохот Ямми.
– Ты только посмотри, Улькиорра! Нашего доблестного кошака тащат за шкварник, как домашнюю зверюгу, нассавшую в хозяйские тапки!
Секста сдавленно зарычал и вырвался.
– Прекрати ржать, горилла! – рявкнул он. – Я на тебя посмотрел бы, если бы тебе такие новости сообщили!
– Че сказал, кошара ободранная?! – Риэлго по своему обыкновению завелся с четверть оборота. Даже в размерах увеличился, что выдавало его злость.
– Ты кого кошарой назвал, макака-переросток?! – Джагерджак ему ни на йену не уступил, хоть в размерах и не увеличился.
– И часто у них так? – с интересом спросил Ичиго у ко всему равнодушного Улькиорры.
Шиффер кивнул и перевел взгляд на него. Пустому показалось, что он попал под луч сканера, настолько изучающе-пронзительным был взгляд Улькиорры.
– Ты Ичиго, – Ичиго внутренне весь передернулся – вблизи голос казался еще более безжизненным.
– А ты?
– Кватро Эспада. Улькиорра Шиффер.
– Кватро? – Васто Лорд чуть наклонил голову к плечу.
– Четвертый в Эспаде по силе.
– Получается, ты сильнее Гриммджо, – рогатая голова наклонилась к другому плечу, желтые глаза изучающе пробежались по Улькиорре. – И при этом есть еще трое сильнее тебя. Ммм... как же ее звали?.. – желтые глаза прищурились, превращаясь в едва заметные тонкие желтые полоски на фоне угольной черноты. – Кажется, Тиа...
– Тиа Халлибел? – Улькиорра почти незаметно приподнял брови в удивлении.
– Точно! Ты ее знаешь?
– Тиа Халлибел – Терцера Эспада. Третья.
– Всего на номер тебя выше, – разочарованно протянул Ичиго. – А ведь она казалась мне довольно сильной...
Улькиорра моргнул и прислушался к своим ощущениям. Но Васто Лорд слишком хорошо прятал свою реацу. К тому же, мешали полыхающие на всю округу Гриммджо и Ямми.
– Почему ты пришел? – наконец, спросил Шифер. – Мне казалось, что мы будем искать тебя дольше.
– Вы и так гонялись за мной несколько дней, – пожал плечами Ичиго. – Если бы я не знал Старый город, вы нашли бы меня гораздо быстрее.
– Означает ли твой приход, что ты присоединишься к армии Владыки?
– Ну... – задумчивое покачивание головой. – Я пока не определился... Но мне нравится та реацу, я хочу ее поглотить. Поэтому сначала я займусь охотой, а потом уже подумаю над предложением Айзена более детально.
Желтые глаза хищно прищурились, неотрывно следя за каждым движением Ямми. Васто Лорд вытянул руку, указывая на него двумя пальцами. На кончиках черных когтей начало формироваться серо. Гриммджо, первым почуяв неладное, отскочил от разошедшегося Риэлго за мгновение до того, как по Десимо ударило ослепительно-красное серо. Ямми покачнулся, взревел от боли и вытащил из ножен свой меч.
– Взбесись, Ира! – он всегда был скор на расправу с теми, кто излишне доставал его.
Массивный ресурекшен разрушил почти целый квартал. Улькиорра и Гриммджо поспешно ретировались.
– Какого хрена, Шифер? – обалдело спросил Джагерджак.
– Естественный отбор, – Кватро казался удивленным.
– Какой еще, к чертям, отбор?! – Секста схватил его за ворот, заставляя развернуться лицом к лицу. – Если Ямми пришибет его нахрен, Айзен нас по голове не погладит!
– Отпусти меня, – Улькиорра спокойно отвернулся, вновь переводя взгляд на тучу пыли, поднявшейся от драки. – Подобного не произойдет, я могу вмешаться в любой момент, но сейчас это не нужно.
Гриммджо зло зарычал и оттолкнул от себя Шифера. Но вмешаться тоже не мог, потому что даже будь он в ресурекшене, Ямми раздавит его и не заметит.
Из пыльной взвеси вылетела маленькая на таком расстоянии фигурка Ичиго. Пустой немного наклонился вперед, и между его рогов начало формироваться серо. Пыль вокруг Риэлго постепенно оседала, открывая взгляду огромное гориллоподобное тело. Теперь уже Зеро крутил головой, пытаясь найти своего противника. Сгусток красной реацу все продолжал увеличиваться в размерах, пока не сравнялся с самим Васто Лордом. А потом пустыня из черно-белой вдруг стала бело-красной. Свет серо залил все вокруг белым светом, а сама широкая красная полоса впилась в грудь Ямми и без труда прошила его насквозь, оставляя за собой огромную дыру. Оба арранкара зажмурились от яркого света.
Окрестности огласил отчаянный предсмертный вой Зеро, а следом за ним другой – агрессивный, ликующий – принадлежащий Ичиго.
Когда к Гриммджо и Улькиорре вернулась способность видеть, тело Ямми уже начало медленно разрушаться черной пылью. Пустой обнаружился в районе головы. Белая кость маски была залита кровью, даже полосы меха на ключицах и запястьях стали красными. По зубам то и дело скользил длинный острый язык, облизываясь. Желтые глаза удовлетворенно и сыто щурились, а сам Васто Лорд едва слышно урчал.
– Улькиорра, скажи мне, что то, что я вижу, не сон, – Джагерджак для верности ущипнул себя за руку.
– Это не сон, – не менее потрясенный Шифер ущипнул его за руку еще раз.
Оба понимали, что ничего не понимают. Ямми по реацу был Зеро – нулевым, хоть и носил обычно десятку. То есть, по силе он был первым в Эспаде, так как фактически счет велся от нуля до девяти. Но вот перед ними стоит только что сломавший всю логику Ичиго, который, будучи пустым, пусть и Васто Лордом, только что убил и съел Зеро. Пустой. Убил. Арранкара. Сломавшие маску априори считались сильнее масконосящих. Но. Либо Ичиго не подчиняется законам логики и действительно настолько силен. Либо ему просто феерически повезло, хотя вероятность этого крайне мала.
Хотя все это не прошло для него бесследно. Трещины на правом роге вспухли белой вязкой жидкостью, зарастая, но тут же разошлись по всему шлему, не коснувшись лишь лицевой части. Черные полосы на белой броне выцветали, а красный мех на ключицах и запястьях облезал клочьями, превращаясь в сполохи белой, с алым краем реацу. Еще одна трещина, и остальная часть шлема, кроме "лица" и рогов, осыпается. Длинная рыжая челка падает на маску, почти скрывая глаза. Пустой вдруг ежится и плотнее закутывается в свою черную накидку.
– Что вы на меня смотрите, будто шинигами увидели? – недовольно ворчит Ичиго.
– Ты ничего не чувствуешь? – Улькиорра даже при всей своей никакой эмоциональности выглядит не менее потрясенным, чем Гриммджо.
– Разве только, что сильнее стал, – желтые глаза сужаются, кажется, что он хмурится.
– У тебя это... того... шлем осыпался... – нерешительно тянет Секста.
– Чего у меня осыпался? – Ичиго смотрит на него, как на идиота.
Джагерджак протягивает к нему руку и несильно тянет за рыжую прядь на макушке. Пустой дергается и тихо шипит.
– Че делаешь, придурок? Не выводи меня, пока я сытый и добрый. Иначе я резко стану голодным и злым.
– Полагаю, мы можем возвращаться, – Шифер, наконец, справляется со своими эмоциями и вспоминает о первоначальной цели. – Ты пойдешь с нами, Ичиго?
– А у меня есть выбор? – невесело хмыкает Васто Лорд.
– Не думаю, что мы, даже вдвоем станем для тебя препятствием, – Кватро отступает на шаг. – Ты только что убил Зеро – сильнейшего из Эспады. Я не чувствую за собой силы приказывать тебе или как-то ограничивать твою свободу.
– Погоди... Ты сказал, – пустой недоверчиво щурится, – вот эта горилла была сильнейшим из Эспады?
– Да.
Ичиго переводит взгляд на Гриммджо, и тот кивает, подтверждая слова Улькиорры.
– Слабаки, – почти неслышно пренебрежительно фыркает Васто Лорд.
Джагерджак оскорблено скалится и делает шаг к нему, но Кватро удерживает его за плечо.
– Ладно, ханурики, – Ичиго вздыхает. – Менос с вами, пойдемте к Айзену. Все равно я обещал показать ему, что значит война, в которой участвуют пустые.

3. Начало 2.
Эспада почти полным составом вздрогнула, когда по замку пронесся оглушительный вой, полный боли и страдания. Особенно впечатлительная Лилинет, как всегда пробравшаяся на собрание вместе со Старрком, зажмурилась и покрепче прижалась к Примеро.
Айзен тихо вздохнул. Эти вопли появились пару дней назад и раздавались с периодичностью раз в три-четыре часа. Их источником был пустой по имени Ичиго, находящийся сейчас в Зале Рождения. Соуске полагал, что скоро процесс становления арранкаром должен закончиться, но все это крайне напрягало даже его. Ичиго вовсе не был обычным пустым. Это подтверждали и воспоминания Улькиорры, в которых Васто Лорд убил Ямми и затем эволюционировал. Возможно, оставь Айзен все, как было, Куросаки постепенно стал бы природным арранкаром вроде Старрка. Но нет... Дернул его черт поэкспериментировать. Теперь вот мучаются.
– Айзен-тайчо, – Гин пару раз легонько ткнул его пальцем в плечо.
– Что такое?
– Мне кажется, клиент дозрел, – Ичимару еще шире растянул губы в улыбке.
– Знаешь, Гин, у живых есть одно высказывание по этому поводу...
– Какое, Айзен-тайчо? – бывший капитан третьего немного наклонил голову к левому плечу, мгновенно становясь похожим на любопытную птицу.
– Когда кажется, креститься надо, – Соуске резко поднялся, заставив его с тихим смехом отшатнуться.
– Похоже, он и вас этими воплями достал, а, Айзен-тайчо?
Хогиоку издало тихий мелодичный перезвон.
– Такое кого угодно достанет, – проворчал будущий Ками. – Но ты прав, пора доставать его оттуда.

В Зале Рождения ничего не изменилось. Только пол кое-где пошел трещинами, да штукатурка местами осыпалась. И чем ближе Айзен подходил к центру комнаты, тем сильнее давила темная реацу нового арранкара. Наконец, перед ним поднялся небольшой куб барьера, в котором слегка дергалось покрытое белыми лентами тело. Хогиоку привычно лег в выемку, и барьер рассыпался осколками. Ленты же просто испарились, окутав новенького на несколько секунд облаком пара.
Когда пар рассеялся, перед Соуске на полу сидел и ошалело тряс головой светлокожий юноша лет двадцати на вид. Длинные рыжие, с отдельными белыми прядями волосы волнами струились по обнаженному телу, а орехового цвета глаза с удивлением разглядывали будущего Ками. Маска оказалась осколком шлема с левым рогом. Рядом с ним лежала на удивление прямая катана без ножен с белой рукоятью и цубой, по форме очень уж напоминающей Владыке Уэко другую катану, угольно-черную, виденную им во время ухода из Общества Душ.
– Можем ли мы услышать твое имя, наш новый брат? – Айзен доброжелательно улыбнулся.
– Э.. – арранкар чуть наклонил голову к плечу и задумчиво почесал затылок. – Ичиго, вроде... Да, точно! Куросаки Ичиго, – он широко и радостно улыбнулся.
Соуске на мгновение показалось, что в зале взорвалась сверхновая. Настолько ослепительно солнечным был мальчишка, несмотря на свою темную и тяжелую реацу.
– Меня зовут Айзен Соуске. Я – Владыка Уэко Мундо.
– Классно, – Ичиго снова улыбнулся. – Слушай, Владыка, у тебя может одежда найдется, а? А то как-то неудобно получается...
– Неудобно спать на потолке, – фыркнул где-то позади Гриммджо.
– Кто там такой умный вякает?! – мгновенно вскочил Куросаки, агрессивно скалясь.
– Спокойно, Куросаки-кун, – Айзен, наконец, отошел от совершенно панибратского отношения к нему.
– Ичиго, – рыжий арранкар посмотрел на него уже совершенно спокойно.
– Что?
– Просто Ичиго, – он немного нахмурился. – Не надо никаких "Куросаки-кун", "-сан" и что вы там еще придумаете.
– Хорошо, Ичиго, – Соуске вновь улыбнулся и взял у подоспевшего нумерос покрывало. – Вот, накинь пока. Тебя отведут в твои покои и чуть позже принесут одежду.
Куросаки скривился, но замотался в покрывало.
– Может, с остальными тоже познакомишь?
– Не сейчас. Сейчас тебе нужно восстановиться после перерождения. Завтра тебя представят остальным на собрании.

Вспоминать было не то чтобы больно... но достаточно неприятно и мучительно. Голова болела адски, поэтому первое помещение, которое навестил Ичиго, был вовсе не зал собраний, а медпункт. Больничное крыло, если быть точным. Медики при его появлении испуганно жались к стенам и провожали зашуганными взглядами. Куросаки недовольно хмурился и, отловив-таки одного, поинтересовался – какого, собственно, хрена?
– Эспада ни в грош не ставит наши жизни, – едва слышно всхлипнул тот. – У нас говорят, что вы займете место десятого... Просто страшно...
– Хэ? – Ичиго от удивления даже выпустил медика, и тот безвольно сполз вниз по стенке. – Да ладно вам, не собираюсь я вас трогать! Больно нужно... Лучше притащи мне чего-нибудь от головы. А то болит неимоверно, сил моих нет.
– Прошу за мной, Куросаки-сама, – медик немного неуклюже поднялся и, вздрагивая от каждого шороха, повел его в небольшую комнату дальше по коридору.
Комната казалась на удивление светлой и виноваты в этом были отнюдь не белые стены. Ичиго невольно улыбнулся, посмотрев в широкое окно, за которым виднелся кусок пустыни под голубым с редкими белыми облачками небом.
– Ничего себе... Это что, и правда небо? Самое настоящее?
Медик проследил за его взглядом и вымученно улыбнулся.
– Всего лишь иллюзия, созданная Владыкой, когда купол отреставрировали... Вот, выпейте. Это поможет от головной боли, – медик протянул ему стакан и таблетку.
Ичиго послушно проглотил лекарство, но его взгляд не отрывался от купола.
– Спасибо. А вообще, знаешь... можете смело обращаться ко мне, если какая зараза посмеет обидеть, – он снова улыбнулся, на этот раз уже медику. – Найду и пришибу. Чтоб не творили беспредел. И на собрании всем так и скажу... – Ичиго забрался на подоконник. – Эх, высоковато... Ну да ладно, откуда наша не падала. Пока-пока, – махнув малость обалдевшему арранкару на прощание, Куросаки спрыгнул вниз на песок.

Ичиго с интересом посмотрел на красную башню перед собой. За ней виднелось еще несколько таких же. Некоторые из них стояли не прямо, а чуть покосившись. При этом создавалось впечатление, что так и было задумано изначально – одну такую накренившуюся башню Куросаки уже успел проверить, и крыша оказалась ровно горизонтальной, никаких наклонов.
Обойдя башню вокруг, он обнаружил вход. Внутри оказались большей частью пустые комнаты. Башня напоминала ему что-то... что-то далекое, забытое. Что-то из тех воспоминаний, из которых к нему во сне приходила рыжеволосая женщина. Окон, по крайней мере предусмотренных строителями, в башне не оказалось. Зато кое-где зияли разломы. Снизу не особо заметно, особенно, когда дыра соединяет комнату с "крышей"... но это смотря насколько наклонена башня. В общем и целом эти здания оставили у Ичиго смутно-нехорошие впечатления, так что он поспешил выбраться обратно под иллюзорное небо.
Побродив немного по пустыне, Куросаки упал на спину, раскинув ноги и руки, и просто стал смотреть на медленно проплывающие облака. В таком состоянии его и нашел Улькиорра, отправленный на поиски, когда новоявленного арранкара не обнаружили в выделенной ему комнате.
– Что ты делаешь? – безэмоционально вопросил Кватро.
– Лежу, – Ичиго почти полностью скопировал его тон.
– Почему ты здесь? Ты должен был быть в своей комнате.
– У меня разболелась голова, и я пошел искать медика. А потом увидел это.
– Что?
– Небо.
Шифер поднял голову и тоже посмотрел на небо. Ничего особенного он не заметил. Небо, и небо. За то время, что он был арранкаром, он уже успел насмотреться, привыкнуть и даже начать немного раздражаться. Черные небеса с застывшим месяцем для него были куда привычнее.
– Айзен-сама ждет нас, – Кватро снова опустил взгляд на Ичиго.
– Ничего, подождет, – Куросаки пожал плечами, хоть в лежачем состоянии это не слишком получилось.
– Айзен-сама не любит, когда его приказы не выполняют.
– Привыкнет, – философски усмехнулся рыжий арранкар.
– Что это значит? – Улькиорра едва заметно нахмурился. – Как один из арранкар, ты должен подчиняться Владыке.
– Ага, я уже понял, – Ичиго продолжал следить за облаками. Ему нравилась их неторопливая неспешность.
– Поднимайся, Куросаки, – небо заслонила другая фигура, выглядящая крайне обозленной. – Какого меноса мы должны искать тебя по всему Лас Ночес?
– О, Гриммджо, – Ичиго, наконец, соизволил сесть.
Улькиорра сделал мысленную заметку.
– Что, память проснулась? – Джагерджак ехидно оскалился, демонстративно не замечая Шифера.
– Типа того, – рыжий арранкар непроизвольно поморщился, на что Секста лишь понимающе хмыкнул.
– Давай, отрывай свою задницу от песка и пошли. Айзен не любит ждать слишком долго.
– Ты должен уважительно обращаться к Владыке, мусор, – тут же среагировал Улькиорра.
– Должен, но не обязан, – огрызнулся Гриммджо.
Ичиго тоскливо вздохнул, проводив взглядом одинокое облачко, встал и отряхнулся.
– Брейк, девочки. Без меня волосы друг другу выдирайте...
– Огребешь, Куросаки! – мгновенно переключился на него Джагерджак.
Кватро же лишь смерил непонятным взглядом, в котором мешались презрение и легкая обида.
– Ну, огребу пару раз, – пожал плечами Ичиго. – Потом огребать начнешь уже ты.
– Ты что себя тут самым крутым возомнил, раз прибил Ямми? На драку нарываешься, сучонок?!
Куросаки еще раз тихонько вздохнул, окинул Сексту укоряющим взглядом и шагнул в сонидо. Проще уже самому дойти, чем ждать этих двоих, которые, похоже, очень сильно друг друга "любят".

– Куросаки Ичиго, – Айзен с мягким укором улыбнулся. – Ты заставляешь меня ждать.
– Я немного заблудился, – виновато пожал плечами рыжий арранкар.
К тому моменту, как он пришел в зал, Гриммджо с Улькиоррой уже вернулись.
Белобрысый, постоянно лыбящийся субъект рядом с Айзеном понимающе хмыкнул. Сам Владыка поднялся со своего трона и подошел к краю платформы.
– Дорогая моя Эспада. Позвольте представить вам Куросаки Ичиго. С этого дня ему присваивается номер Зеро, – Ичиго, уже отчасти посвященный в историю с номерами тихонько присвистнул. – Теперь представьтесь и вы.
Эспада по очереди представлялись. Куросаки заметил, что большинство из них имеют фракцию. Так же, как заметил пару уже знакомых лиц. Без фракции оказались лишь четвертый, седьмой и девятый номера. Куда делась фракция шестого он уже и так знал. Ичиго задумался. А нужна ли ему самому фракция? До этого он прекрасно чувствовал себя в одиночестве, но проканает ли это сейчас?
– О чем задумался, Куросаки-кун? – перед ним оказался тот самый белобрысый субъект.
– Ты еще кто? – Зеро недовольно нахмурился.
– Ичимару Гин, один из правящей тройки, – улыбка растянулась шире. – Правая рука Владыки, если можно так выразиться. А вон тот мрачный субъект в стильных очечках – Тоусен Канаме. Его можно считать левой рукой.
– О, ну отлично, – Ичиго отвернулся, всем своим видом выражая скуку. – Еще шинигами. Я просто в восторге. Вообще-то, я хотел сказать: если хоть одна скотина медиков тронет, пришибу и заставлю лечиться самостоятельно.
– Похвально, Ичиго, что ты решил за них заступиться, – Владыка поощрительно кивнул.
– И, если мы закончили, можно я уже пойду?
– Ты так и не сказал, о чем думал, – с легкой обидой протянул Ичимару.
– Оставь, Гин, – Айзен мягко улыбнулся. – Ичиго, прежде, чем ты уйдешь, есть несколько правил, которые тебе придется соблюдать. Во-первых, драки между членами Эспады запрещены. Во-вторых, Номерам меньше четвертого нельзя освобождать ресурекшен под куполом дворца. В-третьих, ты обязан посещать все собрания. Пока это все, что тебе нужно знать. Можете идти, моя дорогая Эспада.
– Ну ни хрена себе, – проворчал Ичиго, направляясь в выделенную ему комнату. Хотя, скорее, он опять неизвестно, сколько проблуждает по одинаково белым коридорам. – Что еще за собрания? На такое я не подписывался...
На полдороге от зала его, однако, вновь нагнал Гин.
– Итак, о чем ты думал?
Ичиго неприязненно на него покосился.
– Ты не отстанешь, да? Вот прилипала... И как тебя только остальные терпят? Или только я удостоился такой сомнительной чести?
– Конечно, только ты, – Ичимару шире растянул губы в улыбке. – Ты ведь так долго бегал от Айзена-тайчо, а тут вдруг чуть ли не сам пришел. Не расскажешь, почему?
Куросаки остановился и повернулся к нему.
– Во-первых, думал я о том, нужна ли мне свита. Во-вторых, я просто задолбался уже. Сколько они за мной гонялись? Надоело. Поэтому я здесь. Пока что.
– "Пока что"? – Гин даже глаза приоткрыл, окидывая внимательным взглядом собеседника.
– Пока что, – кивнул Ичиго. – Все, теперь не мешай мне блудиться... блуждать в поисках собственной комнаты.
Ичимару тихо рассмеялся.
– Показать дорогу?
Зеро окинул его подозрительным взглядом, но все же кивнул.

4. Приказ.
Поворот направо, поворот налево, еще налево и снова направо. Ага, зал рождений. Сегодня с ним шел Улькиорра.
– Вы как раз вовремя, – Айзен кидает на них короткий взгляд и вновь отворачивается к замотанному в бинты телу в барьере. – А то я боялся, ты опять заблудишься, Ичиго.
– Ну так и не убирал бы мои ориентиры, – тихо бурчит Куросаки, смотря куда угодно, кроме Владыки.
Около недели назад, скооперировавшись с Гриммджо, они притащили несколько банок разноцветной флуоресцентной краски и пару кистей. Ну и, сообразно собственному воспитанию, понарисовали на стенах разных приличных и не очень вещей в качестве ориентиров.
Соуске выверты их фантазии не оценил и приказал нумерос все это дело убрать, а двоим "художникам" сделал выговор.
– Твои ориентиры крайне неприличны, а по замку ходят женщины и дети, – Тиа одаривает его недовольным взглядом.
– По-моему, ни один из ориентиров твоих дамочек смутить не способен, – огрызается в ответ Куросаки.
– Успокойтесь, – Айзен снова окидывает их коротким взглядом.
Зеро, хоть и относился к большинству более-менее положительно, не упускал возможности иногда позубоскалить.
Барьер с громким треском разлетается на осколки.
– Как тебя зовут, наш новый брат?
Арранкар – блондинистый пацан лет четырнадцати с незамутненными интеллектом глазами – что-то неразборчиво мычит, прежде чем ему удается с трудом произнести собственное имя:
– Вандервайсс... Вандервайсс.. Марджера...
– Ты ведь помнишь о приказе, который я дал месяц назад, Улькиорра? – Айзен разглядывает нового арранкара с каким-то непонятным удовлетворением и своей обычной полуулыбкой.
– Да, – Шифер коротко кивнул.
– Исполни его, – Владыка наконец обернулся. – Я даю тебе карт-бланш. Возьми с собой кого хочешь.
– Да, Владыка.
– Ах да... Гриммджо тоже идет.
Секста довольно оскалился со своего места.

Ичиго широко зевает, глядя, как пространство перед ним неторопливо разрывает пасть гарганты в мир живых.
– Ты становишься похож на Старрка, Ичиго, – насмешливо фыркает Гриммджо. – Скоро тоже научишься спать с открытыми глазами на собраниях.
– Вполне могу его понять, – Ичиго никак не реагирует на явную провокацию. – Айзен такой нудный бред порой несет, что я удивлюсь, как это вы еще его слушаете. Нет, это определенно не стоило того, чтобы становиться арранкаром.
– А как же "я ему покажу, что значит война, в которой участвуют пустые"? – Джагерджак вполне похоже передразнивает.
– Так мне что теперь, в Общество Душ устроить вторжение? – Зеро лишь фыркает на него.
– Если соберешься, позови меня, – Гриммджо весело скалится.
Кроме них двоих идут еще новенький, Вандервайсс Марджера, и какой-то, как выразился Кватро, "подающий большие надежды" нумерос, по имени Люпи.
Гарганта окончательно распахивает свою пасть, и Зеро смотрит вниз, сразу оценивая четыре сильных реацу в непосредственной близости.
– О, а неплохое место выбрали. Целых четыре шинигами. И, кажется, двоих из них я уже встречал...
– Чего тут думать, – фыркает Люпи. – Разве это не "подмога из Общества Душ", про которых рассказывал Секста?
– Я не чую здесь ее, – отстраненно тянет Джагерджак, не обратив на нумерос внимания, и тут же сигает куда-то в сторону.
– Эй! Гриммджо! – Ичиго недовольно скалится в след шестому. – Вот придурок.
– Так что скажете, Зеро-сан? – Люпи несколько заискивающе улыбается.
Куросаки чуть ведет головой, словно принюхиваясь.
– Не думаю, что они очень уж сильны... А значит, просто убьем их всех. Эй, пошли, новенький! – он оглядывается на Вандервайсса.
Тот с каким-то непонятно-удивленным выражением смотрит на медленно закрывающуюся гарганту и, такое чувство, словно кого-то зовет.
– Долбанутый, видать, – Зеро морщится...
...и ему тут же приходится выставить вперед руку, чтобы заблокировать удар занпакто. От лезвия меча ползет ледяная корка.
– Капитан десятого отряда Хицугая Тоширо, – представляется серьезный белобрысый мальчишка, обладатель ледяного занпакто.
– О, целый капитан, – с ленцой тянет Зеро, резко двигая рукой, заставляя капитана отскочить на несколько метров. – А я нулевой арранкар, Ичиго.
– Нулевой? – Хицугая недовольно хмурится.
– Это значит, что я сильнейший из Эспады, – реацу вокруг него сгущается и разворачивается волной чудовищного давления.
Глаза капитана расширяются в удивлении и ужасе.
– Мацумото!
Рядом с капитаном тут же оказывается фигуристая рыжая дамочка с лейтенантским шевроном.
– Звали, тайчо?
– Думаю, мне понадобится твоя помощь, – едва слышно шепчет Тоширо и спрашивает громче: – А те двое, что с тобой – тоже из Эспады?
– Неа, – Ичиго качает головой. – Люпи, может, и не повезет однажды. А это блаженное нечто, – он кивает в сторону следящего за бабочками Вандервайсса, – точно нет. Теперь бей. Мне интересно, на что способен цельный капитан.
Хицугая прошипел под нос нечто нецензурное и взмахнул занпакто, посылая в противника волну льда. Он понимает, что тут даже банкай вряд ли справится. Зеро попросту отмахивается, с легкостью разбивая всю глыбу.
– Рычи, Хайнеко! – тут же подключается Рангику, но арранкар, кажется, вообще не замечает атаки лейтенанта.
– Хм? Мог бы и что-нибудь посерьезнее придумать, – Ичиго косит краем глаза в сторону Люпи.
Нумерос с крайне скучающим видом убеждает двоих шинигами с шикаями наголо атаковать его вместе, но те упорно отказываются. Заметив его взгляд, Люпи вдруг улыбается.
– Зеро-сан, оставьте мне всех этих ребятишек, от них никакого толку. Так что пусть будет четверо на одного. Я просто сниму печать и прикончу их всех вместе.
– Валяй, – усмехается Ичиго, делая шаг в сонидо ближе в Вандервайссу.
Марджера с тихими аканьями продолжает наблюдать за бабочками. От нечего делать Куросаки садится на корточки рядом и присоединяется. Оказывается это довольно интересно, да и бабочки красивые. Мимо них пролетает несколько стрекоз, и новенький тут же переключается на них. Однако, стоит ему поймать одну, как Ичиго чувствует в опасной близости реацу намного сильнее встреченных у гарганты. Это заставляет его свернуть собственную.
Так и есть. На сцене Люпи появилось новое неучтенное лицо. Странноватый блондин в зелено-полосатой панамке и зеленом же хаори.
– Ты еще кто? – нумерос меряет его взглядом, в котором плещется тихое бешенство – похоже, благодаря этому неизвестному он потерял одно из своих щупалец.
– А, прошу прощения, что не представился, – панамочник дебиловато улыбается. – Урахара Киске. Владелец "Магазинчика Урахары". Сладостями торгую, – он вытягивает руку с клинком. – Если хотите, можете как-нибудь к нам заглянуть.
Кажется, он хочет добавить что-то еще, но Вандервайсс, нацелившийся на его панамку, не дает ему это сделать.
Ичиго недоуменно чешет затылок. Новенький оказался неожиданно резвый. И хотя в его глазах по-прежнему ни капли интеллекта, он, похоже, довольно четко различает сильных врагов и мелкую шушеру, на которую не стоит обращать внимания.
Он прислушивается к реацу Гриммджо. Буйному кошаку, похоже снова досталось, но сейчас с ним все в порядке. Странно сказать, но Зеро чувствовал что-то вроде симпатии к этому драчливому арранкару, поэтому и беспокойство за него объяснял для себя вполне логичным.
Но Вандервайсс вряд ли справится с таким серьезным противником, как Урахара Киске, в одиночку. Поэтому немного помочь ему, ударив шинигами в спину не кажется ему нечестным. Люпи, похоже, любит поболтать со своими жертвами, и это качество в нем крайне раздражает. Что ж, он сам просил оставить "детишек" ему. Если погорит, это будет точно не вина Зеро.
И правда. Капитан, видимо, все же не зря стал капитаном.
– Я ожидал чего-то более, – недовольно тянет Куросаки, морщась. – Если так пойдет...
– ...то Айзен-сама разозлиться! – поет чужой насмешливый голос за его спиной.
Ичиго резко разворачивается.
– Не угадал, панамочник, – он довольно скалится. – А ты, видимо, силен, раз уж...
– До сих пор жив? – снова хитрожопо улыбается Урахара. – Наверное, тебе интересно, почему?
– Да не особо, – Ичиго резко выставляет кулак вперед, вновь отправляя в торговца бала. – Но если хочешь рассказать – валяй, – он переводит взгляд на клинок у своего лица.
– Я уже видел, как вы применяете эту технику, арранкар-сан, больше она в меня не попадет. Кстати, может, представитесь? Кажется, мы еще не встречались.
Взмах клинком, Куросаки едва избегает удара, отскакивая, но следующая за лезвием волна реацу все же достает его.
– Хм? Ты неплох... – он косится на собственное плечо – правая рука от середины плеча отсутствует, кровь пачкает куртку и хакама. Внутри холодной волной поднимается ярость. – Ну вот, придется форму новую искать. А по поводу имени... Ну, раз уж я знаю, кто ты такой, то это справедливое требование. Я – арранкар №0, Куросаки Ичиго. А теперь, я же вижу, тебе не терпится, рассказывай, как ты остался жив.
– О! – торговец тут же словно воодушевляется и достает из кармана небольшой черный шарик. – Ответ в этом.
Урахара подносит шарик к губам и начинает его надувать. С тихим хлопком шарик превращается в еще одного Урахару.
– Ась? – Ичиго старательно изображает удивление и недоумение, давя неуместное пока желание снять печать и просто тонким слоем размазать всех присутствующих шинигами по земле.
Очень помогает опыт общения с Гранцем, так что выведенная примерная схема поведения с подобными личностями должна подействовать и здесь. В том, что Урахара тоже относится к гениальным ученым, Куросаки уже не сомневался – достаточно послушать, как тот соловьем разливался про этот "искусственный заменитель".
– Какое чудесное изобретение! – теперь Зеро старательно изображает восхищение. Судя по заблестевшему взгляду торговца, ему вполне удается. – Я преклоняюсь перед вашим гением, Урахара-сан! Вы просто нечто! Создать что-то подобное... я просто в восторге!
Главное здесь – не сорваться в сарказм. Иначе все насмарку. Ведь все эти восторги лишь для того, чтобы подобраться к торговцу ближе и ударить бала почти в упор.
Однако, Урахара тоже не прост, а два бала с громким, но безвредным взрывом нейтрализуют друг друга.
– Я же сказал, вы больше не возьмете меня этим, Куросаки-сан. Я уже проанализировал эту атаку и могу с легкостью уклониться или даже отбить удар. Впрочем, это тоже не особо легко дается.
– Я должен был попробовать, – пожимает плечами Ичиго.
Рядом с Гриммджо вспыхивает еще одна незнакомая настораживающая реацу, а вот сам Секста, похоже, уже на грани. Впрочем, там Улькиорра.
– Но, думаю, вы со мной согласитесь, что пора уже заканчивать эти игры, – вокруг него вдруг возникает желтоватый барьер. – Хм? Видимо, задание выполнено.

Продолжение в комментариях.

@темы: Хич, Фанфик, Блич

URL
Комментарии
2014-08-05 в 17:38 

Орыч и Хич
5. Гостья. Первые шаги.

URL
2014-08-05 в 17:39 

Орыч и Хич
6. Вторжение. (1)

URL
2014-08-05 в 17:40 

Орыч и Хич
6. Вторжение. (2)

URL
2014-08-05 в 17:42 

Орыч и Хич
7. Вопросы. (1)

URL
2014-08-05 в 17:44 

Орыч и Хич
7. Вопросы. (2)

URL
2014-08-05 в 17:45 

Орыч и Хич
8. Связи. Помощь.

URL
2014-08-05 в 17:45 

Орыч и Хич
9. Падение.

URL
2014-08-05 в 17:46 

Орыч и Хич
10. Семья.

URL
2014-08-05 в 17:48 

Орыч и Хич
11. Ожидание.

URL
2014-08-05 в 17:49 

Орыч и Хич
12. Падение 2. (1)

URL
2014-08-05 в 17:49 

Орыч и Хич
12. Падение 2. (2)

URL
2014-08-05 в 17:50 

Орыч и Хич
13. Смерть.

URL
   

Свалка

главная