12:43 

Орыч и Хич
Название: Рандомные ИчиРуки под Сплин
Автор: Shiro
Фэндом: Bleach
Основные персонажи:
Куросаки Ичиго, Кучики Рукия
Пейринг: Ичиго/Рукия
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, ER (Established Relationship), местами POV, чутка повседневность, щепотка агнста и романтики
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен
Дисклеймер: все Кубо
Описание: Рандомные ИчиРуки под Сплин
Публикация на других ресурсах: Спросите
Примечания автора:
В порядке частного бреда. Слушал вот Сплин, и как-то пара идеек в голову пришла. Части местами мало связаны между собой. Просто несколько драббелей. Название драббла соответствует названию песни, исполнитель везде один - Сплин. Единственное, с "Дочерью самурая" слегка накладка вышла.

Всего хорошего
Ичиго пару раз моргнул.
Рукия прерывисто вздохнула и печально улыбнулась.
- Это прощание, Ичиго...
- Похоже на то, - Куросаки тоже улыбнулся, но карие глаза с каждым мгновением становились все более безжизненными.
- Что? Не смотри так печально, - Кучики с наигранной веселостью фыркнула и скрестила руки на груди. - Даже если ты больше не можешь видеть меня, я могу видеть тебя.
- Меня это нисколько не радует! - Ичиго поморщился и взъерошил и без того растрепанные волосы. - И я не делал грустное выражение лица!
- Ври кому-нибудь другому, - тихо-тихо.
Два шага, чтобы оказаться вплотную. Почувствовать в последний раз слабеющую реацу рыжего риоки, сделавшего для Готей-13 так много.
Для Ичиго она, наверное, уже полупрозрачный образ.
- ...скажи всем. Я отдаю им самое лучшее, - почти неслышный шепот.
- ...хорошо, - Рукия в последний раз поднимает на него полный тоски взгляд.
Последний - для него. Вряд ли они увидятся еще раз до того, как Ичиго умрет. Действительно умрет и отправится в Общество Душ уже как постоянный и законный обитатель.
- Пока, Рукия. С сегодняшнего дня считайте меня недействительным, - невеселая ухмылка. - И... спасибо.
Ичиго поднимает взгляд, он уже не видит стоящую перед ним шинигами. Рукия закусывает нижнюю губу и чувствует, как жжет глаза и перехватывает дыхание от подступающих слез.
- Всего хорошего... - голос предательски дрожит, и по щекам катятся первые соленые капли. - Ичиго...
Больше не в силах стоять рядом и не чувствовать обволакивающей реацу, теплого взгляда карих глаз, не ощущать прикосновений теплых ладоней, Рукия скомкано прощается с остальными и почти сбегает обратно в Сейретей.

Сестра самурая
- Возьми себя в руки, - шепчет Рукия, сжимая крепче рукоять синая и начиная отрабатывать ката. - Возьми себя в руки, благородная Кучики.
Взмах на каждое слово.
Улыбка.
Слезы.
Синай падает на пол.
- Великий Король Духов...
Звуки в додзе стихают. Несколько минут проходит в почти мертвой тишине.
Потом раздается смех.
Горький. Прерывистый. Перемежающийся всхлипами.
- Возьми себя в руки, Рукия, ты сестра Бьякуи, - отчаянный шепот. - Ты - благородная Кучики. Ты не должна показывать эмоции.
Вновь свист воздуха, рассекаемого бамбуковым мечом.
- Что такое для тебя несколько лет? Нет уж. Потрать их с пользой. Ты должна стать сильнее. Теперь ты его спасаешь, а не он тебя...
Укитаке тихо вздыхает, отодвигаясь от седзе. Он не первый раз становится свидетелем вот такой тренировки. Рукия и Ренджи очень тяжело переживают разлуку с Куросаки Ичиго. Собственно, от попытки улизнуть из Сейретея и выпросить у Урахары гигай, их удерживал только Бьякуя. Который и сам иногда бывал на грани. Взбалмошный рыжий риока, посмевший бросить вызов всему Готей-13. И, в то же время, не раз и не два он всем им оказал неоценимые услуги. Джуширо был уверен, они встретятся раньше, чем Рукия полагает, но не стоит давать ей возможно пустую надежду.
Из додзе снова слышится смех, на этот раз радостный. И голос лейтенанта шестого отряда.
Вдвоем они перенесут все.

Пластмассовая жизнь
Кажется, от давления реацу пустого лопнула лампочка... Еще бы знать, зачем ее включили днем.
Музыкальная шкатулка, с крутящейся внутри балериной, захлебывается дымом непотушенной сигареты из пепельницы рядом.
Комната погружена в темноту. На улице слышны азартные выкрики. В комнате мертвая тишина, отчего-то кажущаяся теплой.
У кровати два тела.
Чья-то шутка, не иначе.
Переплетенные руки, склоненные друг к другу головы. Почти объятие. Почти нежность. Только одно из тел состоит из пластмассы.
По асфальту шуршит чешуя.
Воздух разрывает предсмертный вой.
Тень в углу - мягкая игрушка.
Солнце жарит, словно сумашедшее. Хорошо, что они стоят в тени дома. Кажется, даже лед Содэ но Шираюки мгновенно растает, стоит только солнечным лучам коснуться его. На деле же он сверкает, словно россыпь искусно ограненных алмазов.
- Оставишь мой гигай у себя?
- К Урахаре никак?
- Некогда мне до него бежать...
- Ладно, ладно. В шкафу, как обычно.
Яркий свет сенкаймона перебивает даже солнце.
- Тоже мне, пластмассовая жизнь...
Собственное тело успело остыть.

Романс
Лампочку так и не заменили. Все некогда.
Холодное тело в шкафу не требует света. Тем более, внимания.
Зато внимания требуют пустые.
Друзья тоже, но они приходят днем, а не по ночам, когда более менее нормальные люди спят.
- Что за придурок, - пинок под пятую точку. - Вали уже, слабак.
Звон стекла, плеск, хруст. Этот даже перед смертью не издает ни звука.
Опора моста под ногами дрожит - внизу едет тяжело груженая фура.
- Ичиго! Эй, Ичиго! Спускайся!
- Что? Я думал, тебя дольше не будет.
- Окстись, месяц прошел!
- Месяц? Я думал пара вечностей...
- Сколько ты не спал?
- Долго... Наверное...
Тяжелый вздох.
- Пойдем... Я попрошу Урахару пару дней подежурить.
- Надолго?
- Пара дней, сказала же!
- Не то. Ты - надолго?
- До востребования...
- Отлично.
Громкие гудки слышно, кажется, на всю улицу.
Провода дрожат от воя очередного пустого. Но торговец знает свое дело.
Хлопает дверь.
- Ичиго...
Шорох одежды, несколько вздохов.
- Ты хотела что-то сказать?
- ...ничего. Просто я скучала.
- Да... Я тоже...
Переплетенные ноги, крепкое объятие. Соприкосновение лбов и носов.
По потолку скользят квадраты света от проезжающей мимо машины.
Два дыхания в унисон.

Выхода нет
Было немного обидно, что Рукия ушла без него. А вдруг с ней что-нибудь случится? Ренджи, оно, конечно, стал сильнее, но все равно неспокойно. Да и Бьякуя стал непромах. Насколько поднялся уровень самой Рукии, он оценить не успел. Да и не стремился в общем-то. Для него она всегда будет объектом защиты, как бы ни храбрилась, сколько бы не доказывала.
Конечно, это хрупкое и нежное создание не упустило случая похвастаться, что теперь у нее тоже есть банкай. Ичиго тогда искренне порадовался за нее, но все равно...
Уже здесь он чувствовал запах крови, разогретого железа, дыма и пыли. Все эти запахи опьяняли, пусть это и казалось неправильным. Но какая теперь разница, если у него все равно нет выхода. Хотя где-то внутри еще теплится надежда, что все это - дурной нехороший сон. И сейчас он проснется, почувствует запах лаванды и снега, покрепче обнимет Рукию и вновь провалится в сон.
Здесь, на огромной высоте едва только начинался рассвет, а в заволоченном пылью и дымом Сейретее, наверное, жуткая сюрреалистичная темнота, разгоняемая лишь голубым светом стрел квинси.
Он все еще помнит, как отблески Хайлиг Пфайлей делали глаза младшей Кучики льдисто-голубыми. И где-то внутри теплится страх, что Рукия растает, словно призрачное видение, пронзенная дождем этих чертовых стрел.
Ну что ж, у него просто нет выхода, и он должен закончить все это как можно быстрее.
Под ступнями вновь сгущается реацу, становясь опорой. Полет становится все быстрее, и торможение не обещает быть мягким, но это и не важно. Главное - успеть.

Двое не спят
Ичиго никогда бы не подумал, что собственная кровать будет казаться ему слишком широкой и холодной, а уснуть будет так тяжело.
- Спишь?
Из шкафа доносится щелканье кнопок телефона.
- Очевидно же, что нет.
Короткая тишина, нарушаемая лишь мяуканьем кошки где-то на улице. Они не исключают вариант, что это вполне может быть Йоруичи.
- Хочешь чаю?
Шкаф согласно щелкает кнопками телефона.
Ичиго медленно поднимается и считает собственные шаги. Ровно девять до лестницы вниз. Он уже давно не задается вопросом, чем маленькой шинигами так приглянулся его шкаф в качестве спального места, и почему она начисто игнорирует место в комнате его сестер.
Дома темно, только на первом этаже сквозь окно светит фонарь. Ичиго включает свет на кухне и ставит греться чайник. Ишшин уже давно не обращает внимания на их ночные посиделки.
- Ичиго, - в арке кухонного проема стоит Рукия в тонкой ночнушке. - Там пустой. Сходишь? Я пока чай сделаю...
- Хорошо, - Ичиго кивает, хлопая себя, висящей на запястье печатью. - Только накинь что-нибудь еще, а то замерзнешь.
Рукия секунду хмуро смотрит на него, а потом улыбается.
- Дурак. Иди уже.
Ичиго коротко фыркает и выходит через ближайшее подобие выхода - кухонное окно.
Когда он возвращается, Рукия в тонкой кофте поверх ночнушки сидит за столом и греет ладони о чашку с чаем. Еще одна стоит напротив. Вместо общего света горит настольная лампа, притащенная сюда Ишшином специально, чтобы они никого не будили своими посиделками.
Ичиго влезает в собственное тело. Оно кажется тяжелым и неповоротливым, словно глыба льда. Он садится напротив Рукии, так же обхватывая замерзшими ладонями чашку. За окном медленно нарастающим шелестом начинается дождь.
Рукия машинально бросает взгляд на часы. Начало второго.
- Долго ты.
- Наверное, - Ичиго отводит взгляд, машинально растирая на пальцах выступившую из пореза кровь. Пожалуй, только он мог совершенно дурацким образом порезаться о проволоку, возвращаясь.
Они снова молчат. Чай постепенно стынет в кружках. Тишина неловка.
Ичиго протягивает руку и касается тонких пальцев напротив.
- Прости.
Рукия смотрит на него снова хмуро и внимательно. На самом деле, ему не за что просить прощения. Они просто опять сцепились на ровном месте, как это иногда у них бывало. Наговорили друг другу кучу гадостей. Оба были виноваты, и оба это прекрасно понимали. Но первым всегда извинялся Ичиго. Даже если он был прав.
- Хорошо, - Рукия тихо вздыхает, опуская взгляд, и хмурость исчезает с ее лица. - И ты меня прости.
Ичиго тепло улыбается ей. Слова уже просто формальность. Они уже давно простили друг друга и заочно готовы простить еще много раз. Слова лишь подписи под мирным договором.
- Пойдем спать?
- Пойдем.
Свет на кухне гаснет. Позабытый чай стынет в кружках на столе. На втором этаже два дыхания в унисон, и хрупкое женское тело жмется к мужскому в поисках тепла. Вдвоем уснуть намного легче.

запись создана: 24.06.2014 в 01:43

@темы: Хич, Фанфик, Ичиго/Рукия, Блич

URL
   

Свалка

главная